Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:55 

LeeLana
Головной мозг им ни к чему, спинного довольно (с)
Автор: LeeLana
Название: Старший и младший
Персонажи: Кили, Фили, остальные гномы, хоббит и пр. из фильма - мельком
Рейтинг: PG-13
Жанр: джен, приключения, немножко ангста драмы
Дисклеймер: герои не мои, идея тоже
Предупреждение: ООС, АУ.
Размер: мини (4931 слово)
Саммари: по арту Kaci
“Gandalf, what did Radagast give to Fili?” Гэндальф, что Радагаст дал Фили?


Зря они всполошились возле пещеры троллей. Потому что перед ними появились не варги, не орки, а нелепый старик с посохом и в зимней шапке. Он тут же всучил Фили свою палку («Подержи-ка, сынок») и утащил курящего трубку Гэндальфа в сторону для разговора по душам. И гном, и волшебник были настолько ошарашены его кипучей деятельностью, что не смогли ничего сделать, даже возразить ему. Остальные гномы, успокоившись, складывали в это время вещи, Торин все еще вертел в руках эльфийский меч.
- Они тяжелые.
Торин обернулся, глянул на Фили, вернулся к своей находке, буркнул:
- Положи на землю, зачем ты их вообще взял? Брось, еще надорвешься. И оружие, и мешок.
В конце концов, он решил, что хороший меч не помешает, только решил приладить его на перевязь к старому, как услышал удивленный вздох Кили:
- Фили?! – Он метнулся к брату, потом к Торину, вцепился ему в воротник, сминая побелевшими пальцами мех: - Что с ним?
Торин едва не взвыл. Из-за этого глупого хоббита, которого угораздило попасться в лапы к троллям, он всю ночь не спал, думал, что привел отряд к гибели, даже толком не начав поход, он чувствовал себя преотвратно, голова гудела, а тут еще Кили на ровном месте крик поднимает. Торин устало выдохнул – они что, все тут сговорились, что ли? – оторвал от себя племянника:
- С кем?
- С Фили!
- А что с ним не так? – Торин повернулся к старшему из братьев. Фили как Фили, те же растрепанные светлые волосы, голубые глаза, сидит себе рядом с заплечным мешком, что-то напевает под нос и ковыряет мечом землю.
- Он маленький! – Торин застыл на мгновение, потом отчаянно потер глаза и попытался привести мысли в порядок. Он-то прекрасно помнил Фили таким, и это было словно вчера, вот с бессонной ночи и не сообразил, что к чему. Кили тем временем выпустил дядю и рванул к волшебникам, яростно размахивая руками: - Гэндальф, что он ему дал?! Немедленно верни все как было! Преврати его обратно!

Чародеи повернулись к Фили, на секунду задумались, в чем дело, почему Кили орет, а Торин смотрит на старшего племянника почти с ужасом. Когда они, наконец, сообразили, что не так, Гэндальф хрипло закашлялся, вытряхивая табак из трубки, а его приятель выпустил клуб дыма из ушей и смущенно охнул. Старик только открыл рот, чтобы начать объяснять, только протянул руку к своему посоху, как Фили, во все глаза смотревший вперед, подскочил и испуганно ойкнул. Потому что кто-то из гномов проорал:
- Варги!
Кили метнулся к брату, чтобы по многолетней привычке встать с ним спина к спине - и понял, что не получится. Они стали разного роста, да и меч Фили явно сейчас не поднимет. Кили поспешно спрятал примолкнувшего от вида здоровенных жутких зверюг брата за спину, не позволяя ему высовываться. Даже успел пару раз выстрелить в варгов. А потом оглох от громкого:
- Орки! Уходим.
- Пони разбежались.
- Значит, уходим так! – Торин опять вытащил меч из ножен. – Кили, шевелись, хватит стоять столбом.
Кили кивнул, а потом почувствовал, что в его руку крепко вцепились горячие маленькие пальчики. Он опустил глаза на брата, что испуганно дышал ему в ладонь, пряча в нее лицо. А потом Фили неожиданно вздрогнул, оторвался от него и спросил едва слышно:
- Кили? Ты – тоже Кили?
- Вперед, - Торин махнул мечом.
- Я их отвлеку! – приятель Гэндальфа, этот безумный дед, громко свистнул своим кроликам.
Кили рванул за ним:
- Стой, Фили, сначала Фили обратно преврати...
Но чародей уже не слышал его, летя на своей кроличьей упряжке, как ветер.

- Гэндальф? - Кили с надеждой поглядел на волшебника, но тот покачал головой, надел на голову шляпу, низко опустив ее на глаза. Похоже, ему было стыдно. - Торин, что же теперь… - Кили растерянно смотрел то на дядю, то на ставшего ребенком брата. Брата, который всегда о нем заботился. А теперь они, похоже, поменялись ролями. Торин поморщился:
- Уходим, - потом кивнул ему на Фили: - И присматривай за ним.
Кили торопливо закинул за спину мешок брата – и как он такую тяжесть таскает? - кое-как нацепил перевязь с мечами, схватил Фили левой рукой за воротник и побежал за Торином. За спиной замысловато выругался на кхуздуле Бифур, Бофур было остановился – не иначе как ради того, чтобы спросить про Фили, но Торин рыкнул на них:
- Тихо! Вперед, без остановок!
Фили поспешно семенил рядом, а Кили думал, что маг, орки его побери, сбежал – и кто теперь превратит брата обратно?

Но потом стало не до того. Они старались двигаться бесшумно и незаметно – и это им почти удалось. Безумный старик-волшебник с криками и диким смехом кружил между холмами, орки на варгах скакали за ним. И почти ускакали прочь, да только одному из них что-то не понравилось – и он направился прямо к ним. Гномы с волшебником и хоббитом притаились за камнем, пытаясь слиться с ним. Кили обернулся к брату. Тот держался обеими руками за его ладонь, кусал губы, а у самого из глаз готовы были вот-вот политься слезы. Кили прижал к его губам палец – не шуми, не плачь, не кричи. Не выдавай нас.

Торин взглядом приказал Кили стрелять в орка. Тот освободил руки из хватки Фили, тихо повернулся, еще успев краем глаза заметить, как рот брата открывается для крика: наверное, ему еще никогда не было так страшно. Но Кили решил не отвлекаться: мишень уже была на прицеле - а стрела полетела долю секунды спустя.
Только орк оказался живучим как... орк. Пришлось добивать, но он все же успел крикнуть, подать сигнал. А вот крика брата Кили не услышал, обернулся к нему – и выдохнул. Потому что маленького Фили прижимал лицом к своему необъятному животу Бомбур и гладил его по голове.
- Что с ним?..
- Не сейчас. Фили, держись за пояс! - Кили зацепил пальцы брата за свой ремень, потащил его за шиворот прочь от убитого орка.

Да только бежать было некуда. Орки окружали их, сужая кольцо. Гномы вытащили оружие, Кили достал лук. Но после нескольких выстрелов колчан из-за того, что на гноме висела куча вещей, ухнул куда-то вниз. Времени нагибаться и искать не было, да и толку-то от стрел особого не было: какая разница - на тебя нападет десять орков или двенадцать. Он отшвырнул лук, достал меч, толкнул маленького Фили подальше за спину, чтобы тот оказался в центре растянутого круга гномов. В этом тоже особого смысла не было, но Кили не мог поступить иначе.
Орки подходили все ближе, не торопясь, не думая, что добыча сможет уйти. Ближайший орк скорчил радостную рожу – и тут же упал, получив стрелу в глаз. Кили растерянно посмотрел на свои руки, что сжимали меч, обернулся… Фили стоял за ним, зло и спокойно целясь из его лука в следующего орка.
- Фили, Кили! – Торин звал их, похоже, придумал выход. Или что-нибудь еще. Кили не стал дожидаться, пока остальные орки подойдут поближе, рванул со всех ног к дяде, уже почти привычно таща за шиворот Фили.

Торин стоял у входа в пещерку, подгоняя гномов криками и взглядом. Кили подхватил Фили повыше, прижал его к груди и так нырнул в подземный ход. Прокатился по склону вниз, едва не врезался в Двалина, вскочил на ноги. Спрыгнувший вниз Торин оказался прямо перед ним, и Кили не стал прятать Фили за спину, потому что так ему казалось безопаснее. Да и брат отчаянно вцепился в него руками и ногами – не оторвать.
Они застыли в бесконечной минуте тишины и ожидания, как мухи в меду.
Кили ждал нападения орков, громких криков, дикого смеха, воплей радости этих животных.
Кили ждал смерти.
Но тишина так и продолжала звенеть в напряженной пустоте пещеры.
А потом…

Потом раздался звук рога, совсем не похожий на орочий. Снаружи кто-то вскрикнул, и в пещеру к ним скатилось тело гоблина, перед которым все тут же расступились, разошлись, отпрянули от него подальше. Торин шагнул в сторону - и мертвец оказался прямо перед Кили. Гэндальф потыкал его своим посохом, перевернул на спину…
Кили успел зажать брату рот ладонью, попутно запечатав ему пол-лица, и тишина в пещере так и осталась тишиной.
Из горла орка торчала стрела. Не их, не орочья. Неизвестная. Впрочем, в пещеру к ним так никто и не заглянул, и Гэндальф спокойно выдохнул. Гномы тоже зашевелились, постепенно приходя в себя. Волшебник поправил шляпу и нарочито беззаботно спросил:
- Ну так что, мы идем? – он кивнул головой куда-то назад, в противоположную входу сторону.
- Конечно, идем, - подхватили гномы, суетясь и разворачиваясь в тесном пространстве.

Кили отпустил брата, опустил руку, которой зажимал ему рот, и только сейчас понял, что Фили его укусил – на ладони остались отпечатки маленьких зубов. Впрочем, Фили этого даже не заметил – он тут же уткнулся лицом в бок Торина, прячась от ужасного зрелища убитого врага. Кили потянул брата к себе, но тот не желал отпускать плащ единственного, похоже, знакомого гнома в этом непонятном ужасе. Тогда Кили тронул дядю за плечо, привлекая его внимание:
- Торин, Фили…
Торин сумел вывернуться так, чтобы увидеть маленького племянника, устало вздохнул – теперь еще с малышом возиться! - присел перед ним на корточки, заставил поднять лицо:
- Фили.
Тот распахнул испуганные глаза.
- Фили, - Торин стер слез с его щек. – Это Кили, - он указал на младшего племянника, который неожиданно оказался старшим. – Держись рядом с ним, он присмотрит за тобой. – Фили торопливо закивал головой, несмело обернулся к брату, с которым только что познакомился. – А теперь идем.

Фили вцепился в протянутую руку Кили, другой рукой все еще прижимая к себе его лук, послушно затопал рядом с ним, шепча себе под нос:
- У меня есть брат Кили. Только он совсем маленький, даже ходить толком не умеет.
- Научится, - Кили почти не слушал его бормотания, которым тот себя успокаивал. Он пытался разобрать, что говорят за его спиной остальные гномы.
- Это и правда Фили?
- А то сам не видишь?
- Тебе проще, ты его таким мелким уже видел.
- Повезло еще, что одежда тоже уменьшилась.
- И не помнит ничего?
- Ага, все забыл.
- И как его так угораздило?
- Тот безумный старик…
- Говорил я не связываться с этими волшебниками…
Кили почувствовал, как мешок брата сползает с его плеча, потянулся свободной рукой, чтобы поправить, но услышал низкий голос Двалина:
- Давай помогу. – Он с какой-то довольной усмешкой забрал его вещи, перекинул мечи Фили в ножнах Балину, подмигнул: - Теперь твоя очередь с ним нянчиться.
Фили, услышав его голос, шагнул к нему не глядя, но, когда рассмотрел, отпрянул назад и прижался к Кили, смущенно объяснив:
- Ты немножко похож на мистера Двалина. Только он больше.
- Разве? – опешил тот.
- Да, он выше.
Фили споткнулся, едва не упал лицом вниз, но удержался, повиснув на руке Кили. Тот рывком поставил его на ноги. Только хотел буркнуть про «смотри под ноги» и равновесие, как увидел, что тот по-прежнему прижимает лук к груди все еще белыми пальцами. Кили хмыкнул и протянул руку:
- Давай лук сюда. – Пока прилаживал оружие себе за спину, полюбопытствовал: - И где ты научился из него стрелять?
- Дядя научил. – Фили крепко держался за подол куртки Кили и теребил его. - Торин. Я люблю лук.
Кили удивлено посмотрел на него. Уж что-что, но лук его брат как оружие не признавал: мечи, топоры - другое дело.
- Разве?
- Он тебе твой первый лук подарил, и стрелы научил делать. Ничего-то ты не помнишь, - буркнул Двалин. – И вообще, видишь, он на ногах не стоит, возьми его на руки уже!
Кили озадаченно повернулся к Двалину, но услышал короткий вздох – и торопливо подхватил брата за шиворот, иначе тот точно бы упал. Поправляя воротник, Фили сказал:
- Не надо, я не маленький, я сам. Я не устал. Просто тут темно, и камни, и... – его голос становился все тише, и под конец он бормотал что-то совсем уже непонятное.

«Не устал!» Кили подозрительно посмотрел на Фили – и решил, что некоторые вещи не меняются. Брат все так же играет роль старшего и строит из себя самого-самого. Самого смелого, храброго, неунывающего. Но тут же вспомнил свое – давнишнее, детское, отчаянное от обиды и неверия в него, с помощью которого он требовал себе право делать самому - «Я не маленький!» Вспомнил, что ему в ответ на это говорил старший Фили – и сказал не то, что рвалось с языка, а совсем другое:
- Так будет быстрее.
- Но Торин, он будет сердиться, - и Фили как-то испуганно покосился в сторону дяди. Кили усадил брата на согнутую руку, заговорщицки прошептал:
- А мы ему не скажем.
- Тогда ладно, - Фили уткнулся носом брату в шею. А потом почти неслышно добавил себе под нос – и, совершенно случайно, в ухо Кили: – Жаль, что у меня нет старшего брата.
Кили едва не споткнулся, но вовремя удержал равновесие, только крепче прижал к себе Фили свободной рукой. Сколько раз он хотел быть старшим, сколько раз жаловался, что он младший – и вот, нате вам. Мечты сбываются. Кили криво усмехнулся – «Пусть недолго, но он у тебя будет».

Каменная тропа немного расширилась, и Кили догнал Бомбур. Неловко переминаясь с ноги на ногу, он достал сморщенное, почти засушенное яблоко и протянул его парню.
- Для него, - кивнул он на Фили. - Я, когда мне страшно, все время есть хочу.
Кили погладил брата по спине, тронул за плечо:
- Фили. - Тот поднял голову. – Это Бомбур.
Фили тут же вцепился в яблоко, вдыхая знакомый аромат, напоминавший о доме, но не спешил есть. Он изогнулся, выудил из сапога небольшой ножичек, разрезал яблоко пополам и выскользнул из рук Кили. А тот тут же похолодел – он помнил, сколько всяких ножей, кинжалов и прочего оружия Фили рассовывал по карманам на привале. Он только обернулся к исчезнувшему брату, чтобы заорать «Не двигайся» и начать искать холодное оружие у него в одежде, как увидел его рядом с Торином. Фили протянул дяде половину яблока, но тот лишь отмахнулся, зло глядя на волшебника и допрашивая его, куда он ведет их.

- Ой, мистер Балин, здравствуйте, - Фили уже убежал от дяди, ничуть не обидевшись на его сердитый взгляд, а Кили подумал, что его самого Торин всегда встречал улыбкой. А вот брата, оказывается, нет. Ну хоть Балин радостно похлопал Фили по спине, благодушно ему улыбаясь. – Я еще не посмотрел тут книгу, можно, она у нас еще ненадолго останется, там такие красивые картинки, ну пожалуйста?
Фили не тараторил, как это бывало с маленьким Кили, скорее как-то негромко напевал слова, и Балин кивнул ему седой бородой и протянул ему руку, в которую тот тут же вцепился и зашагал рядом:
- Конечно, оставь. Может, и Кили ее захочет посмотреть.
Фили внезапно остановился и забавным шепотом спросил:
- Кто это?
- Где? - повернулся Балин, ища того, кто так заинтересовал малыша.
- Вот, - Фили указал рукой на хоббита. – У него борода не на лице, а на ногах.
Бильбо, который все прекрасно слышал, тут же покраснел. Кили похлопал его по плечу – мол, не смущайся, он не хотел тебя обидеть, прости его. Зато Балин был на высоте:
- Это Бильбо, он наш друг. Он хоббит.
- А я – Фили, к вашим… - он споткнулся на ровном месте и опять едва не упал. Кили шагнул к нему, схватил в охапку и, не слушая недовольного, хоть и негромкого бурчания, устроил на руках. Тот еще немного повозмущался, но больше для вида, и успокоился, свесив руку с половинкой яблока вниз. Другую половинку он держал у лица, но так и не ел, сосредоточенно глядя на камни под ногами.
Кили легонько прижимал его к себе, думая о странном чувстве юмора судьбы.

Из длинного каменного коридора они вышли совершенно неожиданно – и застыли, впечатленные открывшимся видом. Сказочно прекрасный дворец – несомненно эльфийский, больше никто бы не смог построить эту воздушную легкость – сверкал громадной игрушкой среди водопадов и утопал в зеленой весенней дымке.
- Фили, смотри, - Кили тронул брата за плечо, привлекая его внимание. Но тот лишь сонно посмотрел вперед, равнодушно вздохнул и наконец сжевал многострадальное яблоко. А потом обнял его обеими руками за шею и спрятал лицо в вырезе рубахи, словно пытался спрятаться под ней. Кили погладил его по спине, вспомнив, как ему самому это было нужно в далеком детстве: – Я буду с тобой, не волнуйся.
И тот, как показалось Кили, поверил ему раз и навсегда.
А Кили подумал, что зря он это сказал. Нет, его самого лет семьдесят такие слова успокаивали, он верил Фили безоговорочно – но и сам Фили верил в то, что говорил. Но теперь Кили знал, что не от всего можно спасти и не всякое слово можно сдержать.
А жаль.

Но Фили ему поверил – и потому даже не вздрогнул, когда всадники на громадных лошадях окружили их на каменной площадке перед дворцом. И когда гномы образовали круг, в центр которого спрятали его и Кили за компанию, тоже не испугался, лишь крепче прижался к брату. А потом, когда воинственно настроенные гномы совещались, что же делать дальше, верить извечным противникам или нет, Фили доверчиво обнимал Кили, надеясь на его защиту. И все время тыкался в его волосы, которые пахли странно знакомо и очень по-родному.
И лишь немного позже, когда гномы согласились побыть гостями в этом сказочном доме, Кили спустил брата на пол, и Фили смог разглядеть хозяина дворца. Тот о чем-то тихо разговаривал с Гэндальфом, с некоторым подозрением глядя на гостей. Фили не удержался, несколько раз дернул Кили за рукав и спросил:
- А это правда эльф? Самый настоящий?
Он хотел еще что-то добавить, но Кили не дал, шикнул на него и для верности закрыл ему рот, одновременно пряча его за спину. Торин тут же встал между ними и Элрондом, как бы случайно, но на самом деле ясно давая понять - только попробуй его тронуть, и останешься без рук. Но тот, глядя на любопытно выглядывающего из-за спины брата Фили, почему-то улыбнулся – совершенно искренне, и губами, и глазами, с хитрым прищуром, так что даже недоверчивый Торин опустил меч. Элронд развел руки в стороны, показывая-даря свои владения:
- Добро пожаловать в Имладрис, господа гномы. Добро пожаловать.

Уже ночью, вволю набегавшись по тропинкам почти бескрайнего сада и насмотревшись на воду, напускавшись корабликов-листочков, пару раз напугав Кили своим почти падением в водопады, Фили задумчиво смотрел на пламя костра, который гномы развели на одной из террас дворца. Превращение старшего принца в ребенка все восприняли спокойно, объясняя это присутствием странного полубезумного чародея. Как вернуть гному истинный возраст, никто не знал – а потому и не ломал голову. И потому все просто вели себя с ним, как с обычным малышом. Бомбур все подсовывал ему куски поджаренного мяса, Бофур стремился нахлобучить ему на голову шапку, Глоин смотрел умильно и все тяжело вздыхал, пребывая явно не с ними.

Торин вместе с Балином ушел к Элронду, и Кили надеялся, что тот не забудет про их разговор. Он поискал глазами виновника их длительной беседы, не нашел, тут же всполошился, но Дори его успокоил:
- Он на балкон пошел. Эх, не даешь ты парню свободы совсем!
Кили хотел сказать, что тот бы на себя и на самого младшего брата своего посмотрел, но не успел. Двалин добродушно хмыкнул:
- Ничего, пусть учится с малышней возиться, опыта полно будет. Вернем Эребор – глядишь, сразу женится.
Гномы рассмеялись, Кили же поднялся и пошел за братом. Тому явно пора было ложиться спать, да и у него самого глаза закрывались.
Фили стоял, уцепившись за перила и смотрел в звездное небо.
- Пойдем спать.
Тот кивнул, но даже не шевельнулся, лишь спросил:
- А мама?
- Мама дома осталась, она знает, что ты с нами.
- Она волнуется?
- Конечно, волнуется, но все будет хорошо. У нас все будет хорошо. – Кили положил ладони на плечи брату, пусть тот и не помнил, что они родичи.
– А она…
- Она в порядке. Если что-то хочешь ей передать, скажи вон той звезде, мама обязательно услышит, - он присел на корточки, прижался щекой к щеке Фили, указал на звездочку возле горизонта. Когда-то давно Торин взял его с собой в чужой город. Мама и простывший Фили остались дома, и Кили каждый вечер выискивая на небе две звездочки, чтобы поговорить с ними – пусть и таким волшебным образом. Самым странным было то, что и мама, и брат, как выяснилось позже, знали все, о чем он говорил звездам. То ли дядя случайно подслушал и потом им передал, то ли и правда звезды нашептали, то ли те просто знали, что может мучить маленького Кили – но это было неважно. Потому что были две звезды, всегда связывающие его с теми, кто был ему дорог.
А теперь он делился этим секретом с маленьким старшим братом.
И тот улыбался этому.

Проснулся Кили от легкого касания и негромкого голоса Торина:
- Всем подъем. Кили, буди брата, мы уходим.
- Что? – Кили тут же всполошился. Огляделся – за окном было еще темно, солнце едва-едва всходило. Рань несусветная. Он помотал головой, повторил про себя слова дяди. – Что? А разве он... Разве он идет с нами? – впрочем, это он говорил уже в спину уходящему Торину. Кили с тоской посмотрел на спящего Фили, который улыбался своим снам. Подскочил, стараясь делать это тихо, только скользнул к дяде, чтобы спросить – неужели Фили и правда идет с ними навстречу неизвестной опасности? Но проходивший мимо хоббит, который вчера вместе с Торином и Балином ходил на Совет мудрых, как назвал про себя это совещание Кили, буркнул:
- Ему тут нельзя оставаться. Я не понял – почему, но…- он вздохнул, наклонился, убрал с лица Фили прядку волос и повторил: - Нельзя.

Хорошо, что сонный Фили не плакал и не кричал, а послушно делал то, что ему велели, а также переставлял ноги, когда его тащили вперед. Будь иначе – и Кили не знал бы, что делать. Руки после вчерашних пробежек с младшим старшим братом болели из-за непривычной нагрузки. Впрочем, Торин велел Кили идти одним из последних, прикрывая отход. А маленького Фили тащил за руку Ори, который и сам клевал носом, но еще ни разу не оступился на этих горных тропах.
Они торопились уйти подальше от эльфийского дворца. Фили вскоре проснулся, бодро шагал, временами подпрыгивая, возле Ори, потом его, несмотря на протесты «Я не маленький!», усадил на шею Глоин. Временами они останавливались буквально на пару минут – поправить поклажу, перестроиться, осмотреться, обернуться назад – не идет ли Гэндальф, нет ли погони, пересадить Фили кому-то на шею или спустить вниз, чтобы шел сам. И он шел – молча, упорно, угрюмо глядя под ноги – как и положено настоящему гному. Торин оглядывался на него, но ни разу не позвал, не сказал ни слова – ничего.

Когда начался дождь, Кили забрал брата к себе, крепко держа его за мокрую ладонь и не отпуская от себя ни на шаг. Тяжелый капюшон все время наползал на глаз, мешая рассмотреть дорогу, вернее, эту тонкую тропку на краю обрыва, но пальцы Фили словно удерживали его от падения. Кили всегда боялся высоты.
Впрочем, появление каменных гигантов вывело их из какого-то сонного состояния. Они оба подняли головы, один с ужасом, другой с любопытством вглядываясь в пелену дождя. Когда великаны оказались совсем близко, Фили спрятался за спиной брата и крупно дрожал. А Кили думал, что страх высоты – такая ерунда. Страх за младшего братишку - куда ужаснее. И как Фили с ним жил? И живет до сих пор?
И Кили старался спрятать, уберечь Фили от беды, закрыть собой – плевать, что будет с ним, главное, чтобы брат остался в живых.
Главное, чтобы он…

…Льющий плотной стеной дождь, из-за которого ничего не видно.
Камни, падающие сверху, рассыпающиеся смертельным дождем.
Мокрая ладонь брата в руке, которая норовит выскользнуть.
Ну давай же, еще шажок, вот так, умница, - Кили перебрасывает брата немного вперед, потому что тот сам не перепрыгнет.
Трещина…
«Держись!» - но рука выскальзывает, а в глазах такой ужас – не за себя, за другого.
…между ними…
И голоса нет. Руки не хватает, чтобы дотянуться, чтобы удержать.
... все шире.
Плевать, можно перепрыгнуть. Шаг назад – для разбега, вперед и...

Кто-то схватил его за капюшон, не дав прыгнуть, а потом и вовсе повалил на шатающуюся землю. Кили вырвался, повернулся к тому, кто не дал прыгнуть к Фили. И встретился с черными глазами дяди. «Рехнулся?» - Торин не сказал это, но Кили и так все понял. Опустил голову, едва разобрал:
- Он там не один, не один.
- Не один.
- Держись.
Кили послушно выполнял приказ Торина, прижимаясь к стене, уворачиваясь от падающих осколков, помогая другим не попасть под удар. Пару раз перед ними пролетали на каменном уступе другие гномы, но он не успевал рассмотреть, как там брат. А потом каменный гигант, на колене которого осталась та часть отряда, стал тяжело заваливаться сначала назад, потом вперед – прямо на стоящую неподвижно гору. Кусок скалы с гномами откололся от великана – и рухнул вниз, на другой уступ.
Они рванулись к своим, Кили еще разобрал, как Торин зовет Фили по имени, но в ответ не услышал ни звука. Впрочем, дождь так и не перестал, да и гул камнепада мешал разобрать. Они пролетели несколько шагов до поворота почти не дыша, боясь про себя – как там?..

Они лежали, оглушенные падением - но живые. Фили скорчился возле тяжело дышащего Двалина. Кили шагнул к ним, рывком поднял Двалина на ноги, чтобы тот не раздавил малыша, осторожно прижал брата к себе.
- Ты обещал, обещал…
- Я с тобой.
Торин загнал всех в пещеру, веля сохранять тишину. И зыркнул на Кили так, что тот бы испугался, если бы ему уже не было жутко страшно. Он кивнул, зная, что сделает все, чтобы Фили не нарушил тишину, чтобы не позвал новую беду – но пришел в себя.
Он на руках затащил Фили в пещеру, на ходу осматривая его. Ничего, только ссадины, синяки да расширенные от ужаса глаза. Потом пристроил его у себя на коленях, растирая руки. Тот порывался его обнять, прижаться к груди, чтобы разрыдаться на ней, но Кили не давал – заставил снять одежду, чтобы выжать ее, попрыгать, чтобы согреться, раз уж Торин запретил разводить костер. Потребовал назвать всех гномов и хоббита по именам – и Фили послушно, едва шевеля белыми губами, сделал это, пусть и с четвертого раза. А потом, пряча лицо в ладони брата, прошептал:
- Я не буду плакать.
- Вот и хорошо. – Кили обнял его, гладя по голове, успокаивая его и успокаиваясь сам. - Давай спать.
Фили прижался к нему потеснее, накрылся плащом с головой. Конечно, одеяло - лучшая защита от всего. Кили на секунду задумался, посмотрел на часового Бофура, улегся поудобнее и залез под плащ к Фили.
- Я с тобой. Спи.
Тот посмотрел на него – Кили почувствовал движение его ресниц на своей щеке, даже, кажется, улыбнулся и спокойно задышал, крепко сжимая его руку.

А проснулись они в каком-то кошмаре. Вокруг были гоблины, которые в свете факелов казались еще страшнее. Их скрутили, протащили вперед, уронили на колени перед троном из черепов, на котором восседал громадный гоблин. Кили вместе с Торином спрятали Фили за спиной. Но напрасно.
Впрочем, тут было проще, чем там, в гремящих дождем и грозой скалах. Тут есть противник – и он умрет, но будет сражаться за брата до конца.
- Начнем с самого молодого.
Фили, несмотря на сопротивление остальных гномов, вытащили из толпы и протянули королю гоблинов. Тот схватил мальчишку за одежду на груди, поднес к лицу, чтобы рассмотреть повнимательнее – и тут же вскрикнул. Фили вцепился зубами ему в руку. Гоблин, не прекращая орать, размахивал рукой, в конце концов сумел сбросить Фили с себя, уронив его прямо на гоблина, который рассматривал оружие пленников. Оба перекувыркнулись и растянулись на опасном металле.
Фили приземлился прямо на топоры Двалина и улыбнулся врагам. Жутко, опасно, кровожадно. Кили похолодел - этот оскал готового убивать воина на детском лице выглядел ужасающе. Он не знал, делал ли Фили так раньше, но он бы не захотел связываться с тем, у кого улыбка как у смерти. Гоблин, похоже, тоже. Он отступил на шаг назад, запнулся о меч Торина, освобождая его из ножен. И Король гоблинов зашелся в диком крике, узнав клинок:
- Это Кромсатель! – он полез на свой трон, подальше от смертельного оружия, завывая все громче: - Убейте их, убейте!
Они оглохли от диких криков остальных гоблинов.
И ослепли от белого света магии, что нес в себе послание волшебника: «Вставайте. Сражайтесь».

***

Голова гудела от удара и шума. Ничего не понимая, Фили бросил взгляд вокруг – а потом просто перебрасывал оружие своим, благо оно лежало под его ногами.

А после он даже не думал – тело жило своей жизнью, перерезая канаты хрупких на самом деле конструкций, убивая врагов, торопясь вперед, стараясь в этой суматохе не потерять своих и не потеряться самому.
Остановился он только под открытым небом, вдыхая свежий ветер и с тревогой оглядываясь назад – вдруг погоня? Но погони не было, и он решил перевести дыхание. Остальные тоже остановились, наклоняясь, присаживаясь прямо на землю и тяжело дыша. А потом кто-то выдохнул непонятное:
– Ух ты, вернулся!
- Фили снова с нами!

Кили, который только что лежал на земле и стонал, тут же подскочил, пристально оглядел его с головы до ног, да так, что Фили поперхнулся вечерним воздухом:
- Кили, ты что…- он не договорил, потому что брат, не говоря ни слова, обнял его, душа и не давая вздохнуть, не позволяя даже убрать мечи, которые оказались опасно прижатыми к ним обоим. Зато остальные гномы не думали молчать:
- Интересно, почему?
- Наверное, Гэндальф посильнее того горе-чародея будет, вот его волшебство и перебороло…
- А говорил «не получится».
- Получилось.

Стараясь не вслушиваться в бормотание, похоже, сошедших с ума товарищей, Фили прохрипел:
- Отпусти, задушишь ведь…
- Ты ведь ничего не помнишь, да? – Кили немного ослабил хватку, но рук так и не расцепил.
- Все я помню, только отпусти. – Фили по давней привычке провел рукой по спине брата. Да что такое с ним? Бой, конечно, жутковатый получился, но не настолько, чтобы сойти с ума.
- Варги, эльфы, каменные великаны… - Кили помотал головой, словно хотел все это забыть.
- Чушь, - скривился Фили.
- Я тебе потом расскажу, какая это чушь.

Кили наконец отлип от него, сверкая какой-то невероятной солнечной улыбкой, совершенно неуместной здесь, ткнулся лбом ему в лоб, заодно ладонью измеряя и сравнивая рост:
- Меньше меня. - Фили только закатил глаза – ну сколько можно? – Но ненамного. Как прежде.
Остальные гномы, приходя в себя после пробежки и коротких боев, устало захихикали, постепенно разражаясь откровенным громким хохотом. Даже Торин как-то светло улыбался, чего с ним давно не было. Фили оперся спиной о ствол сосны и пожал плечами – ну хоть у кого-то хорошее настроение. Непонятно, правда, почему, но это совершенно неважно.

Голова по-прежнему гудела, он прикрыл глаза, понимая, что нужно будет прямо сейчас идти вперед, и отыскивая в себе для этого силы. Но потом ощутил крепкое рукопожатие Кили, услышал тихий, едва слышный шепот брата:
- Я с тобой.
- Обычно я тебя так успокаивал, - Фили открыл глаза и улыбнулся брату.
- Я тебя - тоже, Фили, я - тоже.

@темы: Гэндальф, Торин, Рисунки, коллажи, фанарт, Радагаст, Кили, Джен, Фанфики, Фили, Фильм1: The Hobbit: An Unexpected Journey

Комментарии
2013-05-26 в 16:41 

Хравнсдоттир
Виски ничто не должно мешать | с сатанином С
о, ты таки выложила его тут :)
повосхищаюсь еще разок :squeeze:

2013-05-26 в 16:53 

LeeLana
Головной мозг им ни к чему, спинного довольно (с)
Хравнсдоттир, да, решила-таки. Надо ж было попробовать и убедиться. Вот, теперь жду))
спасибо, солнышко :kiss:

2013-05-26 в 16:54 

Хравнсдоттир
Виски ничто не должно мешать | с сатанином С
LeeLana, уруру :heart:

2013-05-26 в 17:02 

Lalayt
Фили и Кили - созданы друг для друга / Если бы каждый раз, когда я хочу выпить, мне давали выпить, то я бы выпил (с)
Прекрасная история. Говорила и еще раз скажу) Замечательный Кили, очень верибельное отношение Торина.
Спасибо.

2013-05-26 в 17:04 

merryginn
Неизлечимая филикилия / У супер-деда нет маразма! А вот склероз таки есть...
Ах, какое оно славное получилось! :red:

2013-05-26 в 17:06 

LeeLana
Головной мозг им ни к чему, спинного довольно (с)
Lalayt, :shy: ну прям захвалила меня всю))
Замечательный Кили вот что значит быть старше-младшей сестрой - опыт и тот, и другой стороны имеется)
а Торина я люблю. И, как видно, не одна я.
:squeeze:

2013-05-26 в 17:09 

LeeLana
Головной мозг им ни к чему, спинного довольно (с)
merryginn, еще раз спасибо
самой очень нравится))

2013-05-26 в 17:11 

Lalayt
Фили и Кили - созданы друг для друга / Если бы каждый раз, когда я хочу выпить, мне давали выпить, то я бы выпил (с)
LeeLana, так ведь есть за что)

2013-05-26 в 17:29 

~Aliss~
Я пришел к тебе с рассветом, рассказать что я с приветом. Потому что без привета очень скучно в мире этом | Воображение без костей... но мешает воспитание
Очаровательно)) Кили так мило заботится о брате.

2013-05-26 в 19:46 

Chj
Яд, мудрецом тебе предложенный, прими. Из рук же дурака не принимай бальзама... (c)
Отличная, очень вписывающаяся в канон и фанон история!!! Браво! Какой Кили! :heart:

2013-05-27 в 11:05 

LeeLana
Головной мозг им ни к чему, спинного довольно (с)
~Aliss~,
Кили так мило заботится о брате. ну, тот столько лет заботился о нем - теперь и его очередь)
рада, что вам понравилось, спасибо

Julija_CH,
вписывающаяся в канон и фанон история!! :goodgirl:
Кили - маленькое (вообще-то не такое уж и маленькое, если честно0 солнышко))

2013-05-27 в 12:29 

Olyanka
Am I...ginger?
Какой замечательный рассказ!!!

2013-05-27 в 12:47 

LeeLana
Головной мозг им ни к чему, спинного довольно (с)
Олянка, :buddy: спасибо за отзыв, мне очень приятно
ваша подпись под аватаркой :heart:

2013-05-27 в 13:09 

Olyanka
Am I...ginger?
LeeLana, докторская "подпись". )))

2013-05-27 в 16:20 

Chj
Яд, мудрецом тебе предложенный, прими. Из рук же дурака не принимай бальзама... (c)
Кили - маленькое (вообще-то не такое уж и маленькое, если честно0 солнышко))
LeeLana, :sunny: эт точно)

2013-05-27 в 17:58 

LeeLana
Головной мозг им ни к чему, спинного довольно (с)
Олянка, докторская "подпись". ))) вот поэтому и :heart:

Julija_CH, :buddy:

2013-07-11 в 13:11 

Venti Vetantes
Какая замечательная история! Спасибо Вам за нее, дорогой автор!

2013-07-11 в 14:26 

LeeLana
Головной мозг им ни к чему, спинного довольно (с)
Venti Vetantes, рада, что история понравилась :buddy:

2013-07-14 в 13:13 

duna-klara
какой светлый рассказ *_*

кстати, а почему такой рейтинг? по-моему, тут обычный G

2013-07-14 в 13:28 

LeeLana
Головной мозг им ни к чему, спинного довольно (с)
duna-klara, спасибо
почему такой рейтинг? по-моему, тут обычный G за убийство орков в прямом эфире. А если честно, может, вы и правы, у меня с рейтингами всегда косяк, не понимаю я принципов деления

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

The Hobbit

главная