00:14 

«Короли не плачут»

~Psyhea~
А вы знакомы с Тардис Мастера? (c) Amaris
Фэндом: The Hobbit
Название: «Короли не плачут»
Автор: ~Psyhea~
Бета: JamieBradley
Герои: fem!Ори/?, Торин и Ко, Бильбо, Гэндальф,
Жанр: романтика, драма, приключения, фэнтези
Тип: гет
Рейтинг: PG-13
Размер: миди
Статус: в процессе
Дисклеймер: автор не намерен использовать свое произведение в коммерческих целях
Саммари: Романтическая история на фоне событий Хоббита. Что если Ори на самом деле была девушкой? И до поры до времени скрывала это. Какие приключения выпадут на ее долю в развеселой компании гномов? И кому суждено похитить ее робкое девичье сердце?..
Во избежание спойлеров, пейринг в шапке не проставлен.
Размещение: с разрешения автора
Предупреждение: POV и ООС Ори, гендерсвитч
Примечание: Фанфик написан в рамках четвертого тура Хоббит-феста. (Заявка IV-67)
В первой части фанфика автор опирался на киноканон. По второй главе это можно отследить вплоть до мелких деталей. И в следующих нескольких главах вы также найдете недвусмысленные отсылки к фильму. Хвала Ауле, на этом Джексон остановился, ибо при рассмотрении ленты под микроскопом автор только укрепился в собственном видении пейринга.

1 глава

Тихо-тихо, чтобы не разбудить старшего брата, Ори складывала свои скромные сокровища в кожаную сумку: новый альбом с коричневатыми пергаментными страницами, несколько остро заточенных перьев и углей в деревянном пенале, складной ножик, да сверток с игрой. Не Ауле весть что… Но гномка совершенно не мыслила себе жизни без этих драгоценных предметов. Закрепив на поясе верную рогатку, Ори схватила со стола пару яблок и, бесшумно ступая по цветным плетеным половичкам, направилась к двери. Громкий всхрап заставил девушку устыдиться собственного эгоизма и воровато оглянуться на мирно спящего Дори. Однако, опасаясь преждевременного разоблачения, гномка лишь бросила короткий прощальный взгляд на дом, в котором она провела последние двадцать лет своей жизни и решительно шагнула за порог, навстречу приключениям.

Маленький шахтерский городок мирно почивал на склоне высокой горы. Стояла глубокая ночь и утомленные тяжелым трудом гномы сладко спали. Разве что несколько одиноких освещенных окон немного разгоняли уличный мрак и манили обещанием покоя припозднившихся путников. Ори торопливо свернула на главную улицу и через несколько метров с силой толкнула массивную деревянную дверь. В таверне царила непривычная тишина. Хозяин, встрепенувшийся было от скрипа входной двери, неодобрительно посмотрел на гномку и вернулся к прерванному занятию – натиранию медных кружек до блеска. Девушка моргнула, чтобы привыкнуть к тусклому свету от коптящего очага и, разглядев в конце зала знакомую рыжую корону, поспешила присоединиться к одинокому гному.
Нори невесело размышлял о перспективах грядущей авантюры и задавался риторическим вопросом, а стоило ли подписывать контракт, толком не разобравшись в деле. Конечно, харизма и представительность Двалина лучше всяких слов говорили о том, что затевается серьезное мероприятие, и награда мало кого оставит разочарованным, однако, перспектива встретиться со злобным драконом вдохновляла мало, несмотря на всю любовь гнома к новым впечатлениям. Участник похода к Одинокой горе сделал большой глоток из увесистой кружки, сплюнул на пол и удивленно уставился на приближающуюся фигуру.
- Клянусь Морийскими гоблинами, да это же… ОРИ! – Нори вскочил на ноги и сердито уставился на младшую сестру.
- Что ты здесь делаешь??!
Гномка слегка покраснела, но все же решительно уселась на скамью напротив брата и объявила:
- Я отправляюсь с тобой!
Нори пришел в ужас. Одно дело пускаться в опасное приключение в одиночку, и совсем другое - взять с собой любимую сестренку. Гном помрачнел и резко отрубил:
- И речи быть не может! Живо домой!
Девушка упрямо помотала головой и отчаянно возразила:
- Мне уже 31 год, а я ничего кроме этой горы не видела! Дашь ты свое разрешение или нет – я все равно иду! Не с тобой, так за тобой!
Осознав, что гномка настроена серьезнее некуда, Нори попробовал прибегнуть к решающему аргументу:
- А как же Дори? Хочешь бросить его совсем одного?
Хорошо изучившая все уловки брата, Ори ловко парировала:
- Тебя это почему-то никогда не останавливало!
С досадой признав правоту упрека, гном, скрепя сердце, решил пойти навстречу сестре.
- Так и быть… Но ты должна пообещать во всем слушаться меня! Возражения не принимаются. И при первом признаке опасности – сразу отправляешься домой!
Счастливая Ори с готовностью закивала головой и постаралась скрыть ладошками лихорадочный румянец, заливший щеки.
Нори посуровел и грозно произнес:
- Я не шучу! Как только запахнет жареным - ты без разговоров возвращаешься к Дори.
Внезапно он замолк и пристально вгляделся в полумрак справа от Ори. Лицо гнома слегка побледнело и вытянулось: на пороге таверны, заламывая руки и тревожно озираясь, стоял его старший брат. Нори издал что-то среднее между смешком и покашливанием и уткнулся носом в кружку. Ори, заинтригованная его поведением, оглянулась и тут же вскочила как ошпаренная. В сторону двух заговорщиков с удивительной для его возраста скоростью летел Дори.
- Ори, как ты могла?!! Сбежать! Под покровом ночи! В неизвестном направлении! Это недостойно молодой леди!!!
Гномка смущенно опустила глаза долу и обреченно упала обратно на скамью. Нависнув над ней живым укором, разгневанный Дори обратился к брату:
- А все ты… со своими путешествиями и рассказами о дальних странах. Гномы – трудовой народ, а не бродяги! Не допущу, чтобы ты испортил Ори жизнь своими сказками!
Нори терпеливо выслушал все высказанные упреки, одним глотком опустошил кружку и утер рот рукавом. Гном и сам вначале не был в восторге от идеи брать с собой Ори, но он категорически не разделял суждение брата о том, что все гномы обязаны сидеть на месте и трудиться на благо сообщества. И дело было даже не в том, что Нори не всегда бывал законопослушным гражданином, а в том, что гном признавал за каждым свободу выбора. Хочешь добывать металлы и драгоценные камни – работай в шахте, хочешь создавать прекрасные украшения – становись ювелиром, хочешь путешествовать – дорога начинается прямо за твоим порогом. Поэтому отчаянное желание Ори повидать мир пусть и не сразу, но все же нашло отклик в закаленном долгими годами скитаний сердце гнома. Нори дождался пока первая волна возмущения Дори пойдет на спад и умиротворяюще произнес:
- Мы всего-то прогуляемся до Шира и обратно. У меня встреча со старыми знакомыми. Если хочешь, отправляйся с нами.
Предложение присоединиться к путешествию гном добавил из чистой формальности и желания показать, что не гнушается общества брата.
Все еще не вполне остывший Дори внезапно выдал:
- И пойду!
От неожиданности Нори часто заморгал и озадачено почесал бровь. Такой поворот событий совершенно выбивался из обычного положения вещей, поэтому он решил на всякий случай уточнить, правильно ли он понял слова брата:
- Ты хочешь сказать, что бросишь дом, работу и пойдешь с нами бродяжничать?
Ори, затаив дыхание, наблюдала, как решается ее судьба.
Старший брат с вызовом посмотрел на младшего и важно произнес:
- Вот именно. Я Ори невесть куда не отпущу. Тем более с тобой. За вами обоими глаз да глаз нужен! Вы же ни стирать, ни готовить толком не умеете! Пропадете почем зря! А я уже все собрал….
Все больше и больше обалдевающий Нори автоматически переспросил:
-Ты все собрал? Что… что именно?
Сообразив, что никто в общем-то не протестует против его участия в походе, Дори немного успокоился и радостно защебетал:
- Ну как… Носочки теплые для Ори, шарфик для тебя, грибочки, шалфей и базилик к супчику, порошки и микстурки от хворей различных, платочки носовые, наборчик для штопки, фонарь, мышеловку, как же без мышеловки-то, ножик разделочный, сковородочку опять же, табачку про запас, наковаленку…
Разглядывая огромный рюкзак, который старший брат гордо водрузил на стол, Нори не выдержал и оглушительно расхохотался.

2 глава

Пробираясь по сумеречным дорогам Хоббитона, братья со вкусом переругивались.
- А я тебе говорю – нельзя лгать о таких вещах, - раздраженно отбивался Нори.
Старший брат не отставал и шипел ему прямо в ухо:
- Целых десять незнакомых гномов… Кто знает, что у них на уме!
Нори недовольно покачал головой:
- Доверие в отряде – жизненная необходимость!
Дори, не скрывая сарказма, фыркнул:
- Да, конечно, так они все тебе сразу правду о себе и рассказали! А мы должны беспокоиться о благополучии Ори.
Нори задумчиво перебросил мешок с одного плеча на другое и прикинул степень риска. Десять гномов помимо него и брата в длительном марш-броске. И одна единственная юная девушка в отряде. Ситуация не то, что бы просто сомнительная, скорее по-настоящему катастрофическая. В рассуждениях Дори определенно присутствовало зерно здравого смысла.
Нори взвесил все за и против и неохотно признал необходимость надвигающейся авантюры:
- Ну хорошо, твоя взяла. Есть конкретное предложение?

Ори следовала в некотором отдалении от переговаривающихся братьев. От их вечных перепалок у нее болела голова. Тем более что смотреть по сторонам было куда занимательнее, чем раз за разом выступать независимым арбитром в повторяющихся спорах. Дорога, по которой двигались путники, пролегала через живописную и мирную страну, населенную беззаботными жителями. Путешествие доставляло гномке ни с чем несравнимое удовольствие. Красивые пейзажи, новые звуки, запахи, люди. Все это волновало воображение и заставляло жадно вертеть головой, чтобы успеть рассмотреть то, до чего мог дотянуться взгляд. На привалах девушка всегда старалась улучить минутку и зарисовать то необычно изящный цветок, то очаровательное в свое непосредственности хоббитское жилище. Ори была бесконечно счастлива и мечтала только об одном, чтобы дорога подольше не кончалась.
Однако, когда гномка, миновав очередной поворот, внезапно наткнулась на братьев поджидающих ее возле круглой зеленой двери, девушка догадалась, что их путь все-таки приблизился к логическому завершению.
В то время как Нори, казалось, был мрачнее тучи, Дори выглядел чрезвычайно довольным:
- Прежде, чем мы войдем, Ори, ты должна пообещать нам одну вещь…
Нори нахмурился и поправил брата:
- Две вещи.
Дори не растерялся и продолжил:
- Да-да, две вещи...
Ори с подозрением смотрела на братьев, ожидая следующей фразы в духе: «Будешь ходить только за моей спиной, след в след» или «Придется поменьше отвлекаться на рисование», но уж никак не того, что ей предстояло услышать.
Дори откашлялся для звучности голоса и важно произнес:
- С этой минуты ты - гном, а не гномка. Поэтому тебе придется вести себя подобающе. Бери пример с нас…
- Точнее с меня, - ехидно ввернул Нори.
Старший брат бросил на него уничижительный взгляд и продолжил:
- За свою жизнь ты видела достаточно гномов, чтобы знать, как они себя ведут в больших компаниях. Делай выводы.
Изумленная Ори переводила недоумевающий взгляд с одного брата на другого. Те в свою очередь строго взирали на нее, ожидая ответа. Девушка с некоторым трудом взяла себя в руки и осмелилась уточнить:
- Но… зачем?
- Для твоей собственной безопасности и нашего спокойствия, - туманно ответил Нори.
Гномка обреченно вздохнула, еще не догадываясь, каких усилий ей будет стоить этот неожиданный секрет и кивнула, подтверждая свое согласие.
Братья обменялись многозначительными взглядами, и Нори добавил:
- Второе обещание будет дать нелегко, а сдержать, возможно, еще труднее, но мы с братом надеемся на твое благоразумие. Ты должна обещать, что… не влюбишься.
На несколько мгновений Ори лишилась дара речи. У нее просто в голове не укладывалось то, в чем от нее требовали поручиться. Поначалу девушке стало до слез обидно, что родные братья могли счесть ее охотницей за женихами или легкомысленной дурой. Однако, вглядевшись в их обеспокоенные лица внимательнее, Ори пришла к выводу, что эта просьба обусловлена скорее вынужденной необходимостью и заботой, нежели недоверием к ней. Девушке ничего не оставалось, кроме как дать обещание, сдержать которое ей было не суждено.
- Да-да, конечно. Можно подумать я именно за этим отправилась! – сердито пробормотала Ори, возблагодарив про себя провидение за сумерки, надежно скрывающие от братьев румянец смущения заливший ее лицо.
Гномы не без облегчения выдохнули и сразу же повеселили, предвкушая приятный вечер в хорошей компании за кружечкой крепкого эля. Словно в ответ на их мысли, поблизости раздалась лихая песня, и через минуту на крыльце рядом с ними уже стояла весьма чудная троица.

С самого начала все пошло не так, как ожидалось. Из-за чрезмерной ретивости хозяина в дом Ори не вошла, а в прямом смысле слова ввалилась. Причем в общем переполохе упала на кого-то совершенно незнакомого. Поднявшаяся на ноги девушка не знала, куда деться от смущения, поэтому благоразумно последовала примеру старших братьев и церемонно расшаркалась перед невысоким нервным полуросликом в пестром домашнем халате. Хозяин выглядел слегка подавленным и много суетился без повода, поэтому гномы благодушно взялись за организацию стола всей честной компанией. Опасаясь, как бы Ори не ляпнула чего-нибудь, Нори вручил ей посуду и знаком велел расставить ее. И не зря, девушка едва ли видела, куда ставит тарелки, потому что рядом с ней расположился самый настоящий волшебник. Он словно сошел с картинки в ее любимой книге сказок. Положив одну из вилок на скамью и чуть не сев на нее, гномка немного пришла в себя и, смутившись собственной рассеянности, решила в будущем быть внимательнее. Впрочем Дори уже отвлек внимание мага на себя, и Ори стала мало-помалу приглядываться к остальным участникам грядущего застолья. Разобравшись с посудой, девушка отправилась в кладовку и схватила миску с овощами, чтобы украсить центр стола. Но донести не успела. Ворчливый и недовольный хоббит отобрал у нее продукты и махнул в сторону столовой. Гномка решила, что тот собирается лично подать нарезанные помидоры в рамках какой-то местной традиции и прониклась уважением к гостеприимности маленького хозяина. Пока Дори о чем-то шептался с волшебником, а Нори тащил из погреба копченые сосиски, девушка пристроилась на краю скамейки и с интересом уставилась на забавную шапку колдовавшего над кружками с элем гнома. Тот, перехватив ее взгляд, дружелюбно улыбнулся и весело подмигнул покрасневшей Ори.
А дальше последовало типичное гномское застолье. Поверьте мне, вы бы вряд ли захотели принимать у себя таких гостей как гномы, если бы хоть раз поприсутствовали на их отвязной пирушке. Тут тебе и грубые шутки, и бестактная отрыжка, и перебрасывание едой, в общем, все то, чем в приличном скучном обществе никогда не занимаются. Ори, отрезанная от братьев беспокойным молодым гномом, старалась вести себя соответствующе ситуации, и когда хмель, наконец, ударил ей в голову вполне преуспела в этой нелегкой задаче. Когда первый голод был утолен, а наевшиеся гости словно сытые колобки раскатились по дому, в гномке взыграло чувство чистоты, и она, прихватив тарелку, подошла к хозяину дома.
- Простите… - Ори начала смущаться еще до того, как заговорила, уж очень грозно были нахмурены брови полурослика. – Что же мне делать с этим?...
Не успел хоббит сказать и полслова, как светловолосый молодой гном выдернул тарелку из рук девушки и быстрым движением перебросил ее брату. За одной тарелкой последовала вторая, третья, и вскоре уже к веселью присоединились абсолютно все. Побледневший хозяин метался от одного гнома к другому, уговаривая, увещевая и даже умоляя, но вошедшие во вкус развлечения гости в ответ только завели громкую песню. Зачарованная Ори едва успевала следить за посудным безумием, как вдруг неожиданно все закончилось. На столе перед растерянным хоббитом стояла гора перемытой посуды, а гномы покатывались со смеху, глядя на изумленную мордашку хозяина.
В этот самый момент настойчивый стук в дверь возвестил о прибытии нового гостя. Гномы тотчас высыпали в прихожую, чтобы встретить того, кто собрал их вместе в этот вечер. Любопытная Ори даже встала на цыпочки, чтобы было лучше видно из-за плеча высокого татуированного Двалина. На пороге норы стоял солидный гном средних лет в богатом наряде. В его темных волосах можно было заметить пару серебристых прядей, но лицом он был молод и весьма представителен. И только в глубоких темных глазах угадывалась вековая печаль.
После появления Торина настроение гномов изменилась. Даже Ори понимала, что разговор предстоит долгий и, придав максимум серьезности своему лицу, на всякий случай угрюмо раз за разом обводила взглядом всех присутствующих по очереди. Гэндальф извлек из рукава карту и старательно расстелил ее на столе. Дальше речь зашла о каких-то непонятных знаках, так что девушка почти было заскучала, если бы не сидевшие напротив нее братья. Они были совершенно не похожи друг на друга внешне, но вели себя так, будто были близнецами. Гномка грустно подумала о том, что у нее никогда не было друзей ее возраста. Может ей удастся подружиться хотя бы с этими. От размышлений о гномах девушку отвлекло знакомое имя – Смауг. Огромный дракон из синегорских сказаний. Яростный и неукротимый. Ори всегда нравилось читать о подвигах и, вдохновленная героическим примером из своих книг, девушка внезапно загорелась и вскочила на ноги:
- Я не боюсь его! Пусть готовится к встрече! Я заставлю его отведать вкус гномьего клинка…
Собравшиеся одобрительно загомонили, а побледневший Дори с силой усадил сестру обратно и прошипел:
- Ты что творишь!!!
Девушка, слегка смутившаяся от всеобщего внимания и подозревавшая, что львиную долю храбрости она почерпнула в своей кружке, послушно затихла и прислушалась к общему разговору. Пока гномы спорили о том, сколько драконов успел убить волшебник за свою жизнь, Ори незаметно выплеснула остатки эля в сторону. И тут же обмерла от мощного рыка Торина призывавшего воинственных спорщиков к порядку. Глава отряда определенно обладал ораторским талантом, поскольку после его краткого выступления девушка готова была с голыми руками идти хоть на дракона, хоть на Морию. Ори настолько замечталась о легендарных подвигах, которые ей предстоит задокументировать и прославить в веках, что пришла в себя только от грохота рухнувшего на пол хоббита.
Разговоры постепенно затихли, и в темной гостиной повеяло романтическим духом приключений, воинской доблести и сказочных сокровищ. Торин затянул тягучую мелодичную песню, и гномы один за другим подхватили ее. Казалось, в комнате играет какой-то неведомый инструмент, заставляющий души вибрировать в унисон. Прижав книгу к груди, Ори неловко поднялась на ноги и позволила волшебству музыки увлечь себя в путешествие по волнам памяти.

3 глава

На следующее утро гномы не без легкого сожаления покинули дружелюбную хоббичью норку, оставив хозяина досматривать сладкие сны, и отправилась прочь из Хоббитона по направлению к Восточному тракту. На скромный взгляд Ори, путешествие обещало быть, по меньшей мере, комфортным: девушка себя не помнила от восторга, когда ей вручили поводья чудесного рыжего пони – Дейзи. Ей всегда нравилось ездить верхом, правда, повод выпадал не так часто, как хотелось бы. Лошадка была послушной и тихой, а после того, как Ори скормила ей морковку, так и вовсе стала совсем шелковой.
Местные жители уже проснулись и приступили к каждодневным делам. Заметив вереницу верховых гномов, большинство хоббитов изумленно провожали процессию взглядом, а некоторые даже недоверчиво запирали калитку и спешили поскорее скрыться в доме.
За пределами городка дорога расширилась, и гномы, лениво переговариваясь, сбились в кучу. Некоторые нетерпеливо поглядывали назад, будто ждали чего-то или кого-то. И таки дождались. Совершенно неожиданно из кустов на дорогу перед Ори выскочил давешний нервный полурослик. Он торопился так сильно, что совсем запыхался и смог выпалить только:
- Я подписал контракт! Я подписал!
Седой Балин для верности изучил подписи на гербовой бумаге, после чего официально произнес:
- Похоже, что все в порядке. Добро пожаловать, мистер Бэггинс, в отряд Торина Дубощита!
Гномы одобрительно загомонили, и компания весело двинулась вперед под аккомпанемент летающих мешков с деньгами. Сама девушка ставок на Бильбо не делала, а вот ее брат, Нори, продул предприимчивому Оину. Дори, ехавший рядом с гномкой, только головой покачал, наблюдая за тем, как солидный куш перекочевал из рук в руки. Казалось, обедневшего Нори проигрыш совсем не расстроил, даже наоборот – позабавил. Он как раз тихо посмеивался про себя, когда его догнал старый друг.
Бофур плавно осадил пони и конспиративно наклонился к товарищу:
- Есть разговор…
И только Нори кивнул и приготовился слушать, как за его спиной опять раздался настойчивый голос хоббита:
- Постойте! Постойте! Мы должны вернуться!
Караван притормозил, и гномы начали оглядываться на своего непутевого спутника. Кто-то раздраженно спросил:
- Теперь-то что случилось?
Бильбо растерянно хлопал себя по карманам и выглядел крайне раздосадованным. Удостоверившись в бесплодности своих поисков, полурослик неуверенно пожаловался Гэндальфу.
- Я забыл носовой платок!..
Участники похода насмешливо зафыркали, в то время как Бофур радушно оторвал кусок от своего одеяния и перебросил Бильбо:
- Вот держи!
Пока шокированный хоббит таращился на тряпку, зажатую в руке, все остальные нетерпеливо двинулись дальше. Пришпорив своего пони, Нори подъехал к гному в ушанке и продолжил прерванный разговор:
- О чем ты хотел поговорить?
Бофур дружелюбно улыбнулся и тихим голосом упрекнул гнома:
- Ты что-то не договариваешь, друг мой…
Нори едва заметно напрягся, стараясь не единым движением не выдать охватившее его подозрение. Собеседник, как ни в чем не бывало, продолжил:
- Помнишь, после того «Ящерного дельца» в Синих горах мы бродили по городу в поисках приличной таверны?
Немного расслабившийся Нори неуверенно кивнул, и друг сразу же огорошил его своей невероятной памятью:
- Тогда на одной из площадей, ты прикупил походную сумку из кожи отличной выделки в подарок младшей сестренке…
Гном бросил демонстративный взгляд через плечо на Ори и многозначительно замолк. «Можно обвести вокруг пальца кого угодно, но никак не товарища, который знает тебя, как облупленного», - подумал Нори и пытливо посмотрел на собеседника:
- Я надеюсь, это останется между нами?..
- Как и всегда…
Глаза Бофура лучились хитростью, а руки сымпровизировали незаметный, понятный только двоим, тайный жест. Нори благодарно улыбнулся и подумал, что такого друга никогда не променяет даже на сокровища всей Одинокой горы целиком.
Тем временем, Ори приходилось совсем не сладко в роли младшего гнома отряда. Дори оставил сестру и вовсю предавался воспоминаниям вместе с Оином, а девушка оказалась между двух огней, точнее – братьев.
Племянники Торина догнали гномку и на правах старших придирчиво оглядели ее с головы до ног. Первым, конечно же, заговорил Фили:
- А где же твое оружие, Ори?
Не чуя беды, девушка робко сняла с пояса рогатку и показала вопрошающему. Братья моментально развеселились:
- Разве это оружие? А если на тебя нападет гоблин с кривым ятаганом наперевес? Ты будешь отбиваться от него этой деревяшкой?
Ори смутилась и побыстрее сунула верную «подругу» обратно. Следующий вопрос озвучил Кили:
- А что это за вязанная жилетка? Было бы весьма опрометчиво надеяться, что вражеские стрелы увязнут в ней при атаке…
Ори смутилась окончательно, и обжигающий румянец опалил ей щеки. В насмешках гномов была своя неоспоримая логика. Кто же отправляется в опасное путешествие, вооруженный одной рогаткой? Путник может не быть воином, но хоть какое-то оружие необходимо даже барду и летописцу. Девушка с легкой завистью посмотрела на лук с колчаном стрел, перекинутые через плечо Кили и на рукояти мечей за спиной Фили. Решив в ближайшее время, обязательно выпросить у Нори хотя бы ножик, гномка робко поинтересовалась:
- А вам уже приходилось убивать? Гоблинов? Орков?..
От этого вопроса бравада братьев мигом улетучилась, и Фили неохотно процедил сквозь зубы:
- Если бы они водились в Синих горах…
Смертельно оскорбленный замечанием Кили язвительно огрызнулся:
- Мы всегда готовы к встрече с ними, в отличие от некоторых…
Щеки Ори снова предательски запунцовели, а глаза невольно наполнились слезами. От продолжения унизительного разговора, девушку избавил спасительный окрик Торина:
- Фили, Кили, вы мне нужны! Сейчас же!
Братья тотчас же забыли о собеседнице и поспешили присоединиться к дяде во главе колоны.

На исходе третьего дня пути отряд разбил лагерь на невысокой горе. Собравшиеся вокруг костра гномы сытно поужинали и предсказуемо начали клевать носами. Внезапно из долины, лежавшей у подножия горы, послышались странные скрипучие вопли. Бильбо отреагировал первым и настороженно повернулся в сторону попутчиков:
- Что это за звуки?
Кили оторвался от полировки ножа и невозмутимо ответил:
- Орки.
Похолодевшая Ори выбралась из спального мешка и прислушалась, но режущие голоса уже стихли. Тем временем братья продолжали нагнетать атмосферу:
- Их должно быть сотни в этих горах. Низинные земли так и кишат ими.
- Они подкрадываются к мирным селениям в темноте. Тихо, неизбежно. И только реки крови.
Бильбо с каждым словом бледнел все больше, да и гномка чувствовала себя совсем неуютно, зная, что где-то там внизу бродят бездушные толпы орков. Фили и Кили незаметно переглянулись и усмехнулись – свою задачу напугать взломщика они с честью выполнили.
Неуместное веселье прервал тяжелый голос Торина:
- Вы думаете это смешно? Считаете ночные набеги орков всего лишь шуткой?
Лидер отряда бросил осуждающий взгляд на расшалившуюся молодежь. Пристыженный Кили тихо повинился:
- Мы не имели в виду ничего такого …
- Вот уж действительно… Вы ничего не смыслите в этой жизни,- раздраженный Торин прошелся по лагерю и пристально вгляделся в ночную тьму.
- Не серчайте на него, парни… У Торина больше причин ненавидеть орков, чем у большинства ныне живущих, – Балин приблизился к костру и пояснил:
- После падения Эребора, король Трор попытался вернуть гномам древнейшее гномье королевство – Морию. Но наш враг добрался туда первым…
Затаив дыхание, слушала Ори печальный рассказ седого гнома, а когда он закончил, почувствовала себя обязанной роду Дьюрина в целом, и Торину в частности, своим собственным существованием. Ее могло бы и не быть на свете, если бы лет сто назад под чутким руководством молодого наследника трона эреборские гномы не обосновались в Синих горах.
Взволнованная услышанным девушка долго не могла уснуть, а когда беспокойный сон все-таки сморил ее, то спала она недолго.

Суровые скалы в тот день стонали и гудели от топота тяжелых, закованных в броню ног. Лишившись одного королевства, Трор вел свое войско на завоевание другого, еще более древнего и драгоценного для всех гномов. Казад Дум жил в сердце любого, независимо от его происхождения, он был путеводной звездой - живым доказательством величия возлюбленного народа Ауле. Утробно басили рога, яростно сверкали топоры и мечи, и сердце короля полнилось отчаянной надеждой. Эребор за Морию, да кто он такой, чтобы отказываться от такого подарка судьбы, вопрошал себя Трор, выступая впереди войска с мечом наперевес. По правую руку от него шел молодой внук, не раз доказывавший на деле преданность своему роду. Небольшой орочий отряд разведчиков был смят за считанные секунды, и армия вплотную приблизилась к месту грядущей битвы. Трор скомандовал остановиться и удивленно воззрился на открытые ворота в святая святых – сердце Мории. Что-то было не так. Умудренный годами правления король понимал, что орки, как бы мало их не было, не бросят обжитые горы без причины и уж тем более не подарят их своим кровным врагам. Кто-то настойчиво заманивал гномов внутрь, чтобы там использовать преимущество узких темных галерей себе во благо.
Трор мрачно сдвинул брови и громогласно провозгласил:
- Трусливые твари! Вам не хватает храбрости даже встретить смерть лицом к лицу!
Гномы поддержали своего короля одобрительными криками и улюлюканьем. Тревожный порыв ветра пронесся над пустынными скалами и заставил встрепенуться эреборские знамена. Земля задрожала, и из чрева горы раздался мощный нарастающий гул. Воздух наполнился оглушительным барабанным боем, и из ворот на каменное плато хлынула лавина мерзких созданий.
Со страшным грохотом и неистовым воем сошлись две волны посреди поля битвы. Огромный гундабадский орк, предводитель вражеского войска, раз за разом раскидывал гномов вокруг себя, словно картонных солдатиков. Заметив это, Трор поспешил навстречу единственному достойному противнику. Увы, удача отвернулась от Короля гномов с того самого момента, как он взял в руки злополучный Аркенстон. Вот и сейчас он не смог противостоять животной ярости Азога и пал жертвой собственного тщеславия. Лишившись предводителя, гномы растеряли боевой пыл и с трудом сдерживали натиск врага. Помощь пришла с неожиданной стороны. Разъяренный наследник Трора вступил в схватку с Осквернителем и, движимый неистребимой ненавистью к убийце деда, сумел отрубить гундабадскому орку руку. Воодушевленные примером своего молодого короля, гномы сомкнули ряды и бросились в атаку…
На закате дня над полем битвы пролетал быстрокрылый дрозд. Молчаливая птица описала несколько кругов над героически павшими эреборцами и опустилась на камень, обагренный благородной кровью. Подняв острый клюв к небесам, дрозд печально застрекотал птичью поминальную песню.

От задорного пения птиц Ори очнулась на рассвете раньше остальных. Вытерев рукавом рубашки навернувшиеся слезы, девушка потянулась за своей сумкой и нетерпеливо вытащила альбом с набросками. Сон был таким ярким, что никак не шел у гномки из головы, поэтому следующие полчаса она провела с углем в руках. Ори настолько увлеклась, что не заметила тихо подкравшегося Бофура, и подпрыгнула на месте, услышав деликатное покашливание за своей спиной.
- Немного угнетающий сюжет для такого прекрасного утра, не находишь?
Гном хитро прищурился, разглядывая рисунок через плечо девушки. На альбомной странице резкими черными штрихами было набросано поле битвы, в центре которого Торин стоял на коленях над поверженным дедом. Ори смущенно прикрыла страницу рукой и повернулась к неожиданному собеседнику:
- Никак не могу выбросить из головы вчерашнюю историю…
Бофур понимающе покивал головой и почесал бровь:
- Ты действительно хорошо рисуешь. Редкий талант для гнома, смотри не зарой его в землю.
Девушка польщено улыбнулась и трепетно посмотрела на свою работу. Гном уже повернулся, чтобы уйти, но внезапно добавил:
- Вот только одна деталь далека от истины…
Ори с трудом оторвалась от картины и подняла заинтересованный взгляд на собеседника. Бофур бросил последний выразительный взгляд на рисунок и решительно резюмировал:
- Короли не плачут.

4 глава

Пробираясь вслед за Нори по узкому межскальному ущелью, Ори размышляла о том, что день не задался с самого начала. Сначала голодные тролли, польстившиеся на пони и чуть не позавтракавшие гномами, затем странный, пугающего вида волшебник, ну и апофеоз солнечного «тихого» денька – перебежки между камнями с припасами за спиной в тщетной попытке скрыться от гоблинской кавалерии. Согласитесь, не самый желанный распорядок дня для юной путешествующей гномки. Хорошо хоть Нори, поддавшись на уговоры девушки, высмотрел ей пару кинжалов в пещере троллей. Ори опустила голову вниз и со смешанным чувством гордости и удовлетворения посмотрела на едва заметные резные рукоятки над опушкой сапог. Главное, чтобы Дори не обнаружил ее холодную заначку раньше времени. Как пить дать отберет!
Гномка обернулась назад, отыскивая старшего брата взглядом, и тут же смущенно отвернулась. Прямо за ней шествовал мрачный озабоченный Торин. У девушки до сих пор в ушах стоял его крик: «Ори – нет! Вернись!», когда она по инерции вылетела из-за камня чуть ли не навстречу варгам. Тяжелая сильная рука схватила ее за шкирку и потянула в укрытие. Гномка озадаченно покачала головой. Сначала этот невероятный гном спасает ее семью, теперь вот ее саму. Что дальше? Еще пара таких королевских услуг, и ей за всю свою жизнь не расплатиться.
Впереди показался свет, и Ори следом за братом вышла на небольшую каменную площадку, с которой открывался фантастический вид. От призрачных брызг многочисленных водопадов обитель эльфов переливалась всеми цветами радуги. Мягкий шорох воды, подчеркивающие резные своды причудливые тени и теплое мерцание небесно голубых крыш, казалось, по ошибке воплотились из чьего-то сна в реальность. Даже отсюда, с другой стороны узкой долины было видно, что Ривенделл украшают многочисленные искусно обработанные статуи из различных пород камня. Несмотря на все свои сложные и неоднозначные чувства по отношению к эльфам, все, без исключения, гномы не могли не оценить красоту Последнего Приюта.
Торин не выглядел особенно счастливым от осознания того, что Гэндальфу-таки удалось его провести, но отряд был измотан событиями последних суток. Гномам требовались еда и отдых, а ему – ответы на вопросы. Наградив волшебника многообещающим взглядом, лидер отряда угрюмо последовал за ним, проклиная изворотливость магов, вошедшую в поговорки по всему Средиземью.
Без осложнений все же не обошлось. Признаться честно у Ори, засмотревшейся по сторонам, просто перехватило дух, когда вокруг их маленького отряда на лошадях загарцевали эльфы в ослепительных доспехах. После короткой беседы на незнакомом певучем наречии, волшебник и эльфийский владыка нашли общий язык и гномов в изысканных выражениях пригласили на ужин.

Дори блаженствовал. Никто из его родственников не разделял его пристрастия к правильному питанию, скорее наоборот, все они полагали овощи без мяса ниже своего достоинства. Гном с хрустом разгрыз капустный лист и с неожиданным для себя одобрением подумал, что эльфийская кухня не так отвратительна, как могла бы быть. Чего нельзя было сказать по лицам его товарищей. Ори с сомнением подцепила кончиком пальца салатный лист и неуверенно принюхалась. Дори, успевший уже оценить не только еду, но и чудесное фруктовое вино, подбодрил сестру:
- Попробуй, хотя бы кусочек.
В памяти девушки всплыли травяные запеканки, которые ей приходилось поглощать в немереных количествах все детство, и она решительно отставила тарелку в сторону.
- Не люблю зеленую еду… Может у них есть хотя бы жареная картошка?
Не теряя надежды, гномка окинула пытливым взглядом все блюда на столе и грустно вздохнула. Может, эльфы и построили город мечты, до пира мечты им еще совершенствоваться и совершенствоваться…
После длительного ужина гномам предоставили шикарные покои, и обеспокоенный Линдир пожелал им приятного отдыха. Гэндальф пропадал где-то вместе с владыкой Элрондом, надо полагать, у них накопилось много новостей, которыми стоило поделиться наедине. Торин после возвращения с совета яростным шепотом убеждал в чем-то хмурого Балина. Остальные же гномы не теряли времени зря. Только Линдир вышел за порог, Бофур возмущенно воскликнул:
- Вы, как знаете, но лично я этой травой не наелся. Предлагаю продолжение банкета!
Оголодавшие гномы поддержали его таким дружным оглушительным ревом, что Линдир в конце коридора споткнулся на ровном месте и схватился за сердце. Эльфа как-то внезапно, но предсказуемо окатило нехорошими предчувствиями с головы до ног.
Первым делом ударный разведывательный отряд в лице Фили и Кили прогулялся вдоль пустого коридора. После тщательной рекогносцировки на дело отправились Бифур и Нори. Кили возглавлял шествие и показывал дорогу. В одной из смежных комнат, гномы обнаружили все необходимое для костра, а в другой приемлемую посуду. Бифур и Нори с трудом подняли тяжелый пуфик, затянутый серебристой тканью и украшенный резьбой по дереву. Кили, исполненный гордости за возложенные на него обязанности, не столько руководил процессом передвижения мебели, сколько мешался под ногами. После первого же косяка Нори с неожиданным энтузиазмом присоединился к кхуздульскому рабочему слогу Бифура. Но младшего гнома рода Дьюрина не так-то просто было задеть. Стараясь помочь изо всех своих лидерских сил, Кили нарезал круги вокруг медленно ползущего в сторону двери пуфика и радостно, но бестолково давал советы. Один раз в раже дружеского участия даже залез под движущуюся конструкцию, что вызвало удвоенный поток ругательств со стороны выдыхающихся носильщиков.
Со второй комнатой все вышло проще. Фили, заручившись поддержкой Ори и Бомбура, за считанные минуты очистил белоснежный сервант от дорогих фарфоровых блюд. А вот на выходе, светловолосый племянник Торина чуть не попался. Линдира не оставляли мысли о беспокойных гостях, и он решил лично удостовериться в их благополучии, а также в благополучии парадных гостевых покоев Ривенделла. Заметив выходящего из голубой столовой молодого гнома, эльф только укрепился в своих подозрениях и без обиняков, поинтересовался:
- Кажется, Вы заблудились? Ваши покои в конце коридора…
Фили невозмутимо затворил за собой дверь, за которой застыла испуганная Ори с башней тарелок на руках, и театрально вздохнул:
- Да-да, я заблудился. Не подскажете, как пройти в библиотеку?
Линдир почувствовал, что седеет на глазах. Перед его мысленным взором в красках пронеслась впечатляющая картина. Гномы играют в футбол старинными валинорскими манускриптами, сдирают кожу с обложек, чтобы залатать свои старые сапоги и, конечно же, разводят в центре библиотеки огромный инквизиторский костер. Эльф приложил руку ко лбу, чтобы выиграть время и с трудом разобрал ехидное замечание гнома:
- Кажется, Вам нехорошо?
По постановке вопроса Линдир догадался, что ему отвечают его же монетой и призвал Элберет в свидетели своего безграничного терпения.
- К сожалению, в библиотеке сейчас инвентаризация…-выкрутился находчивый эльф и не удержался от торжествующего взгляда на оппонента.
Краем глаза заметивший шевеление за спиной собеседника, гном изобразил глубокую задумчивость, давая возможность брату и его «помощникам» доставить груз по назначению.
Нервы Линдира обострялись секунда за секундой, а шестое чувство недвусмысленно подсказывало, что его водят за нос, и скандальное разоблачение с каждый потерянным мгновением ускользает из его цепких рук. Сообразительный Фили углядел перемену в настроении собеседника и решил перейти к крайним мерам. Гном схватился за сердце и жалобно застонал. Повинуясь своей сострадательной натуре, эльф слегка склонился к изображающему мученика Фили и участливо поинтересовался:
- Что-то случилось? Вы плохо себя чувствуете? Где болит?
Гном закатил глаза и, указывая на левую сторону груди, трагически понизил голос:
- Сердце…
Линдир наклонился еще ниже и прислушался. Сердцебиение было ровным и уверенным. Бледности у пациента не наблюдалось. Подгадав момент, когда эльф наклонился слишком низко, чтобы видеть выражение его лица, Фили скорчил зверскую рожу брату и недвусмысленно мотнул головой в сторону пыхтящих Бифура и Нори. Кили покивал и знаком попросил потянуть время еще совсем немного. До полного и безраздельного владения пуфиком, гномам оставались всего каких-то два шага.
Тем временем эльф, слушая чужой сердечный ритм, заботливо поинтересовался:
- Так что с сердцем?
Фили картинно застонал и, кокетливо перекинув одну из светлых косичек через плечо, с придыханием прошептал:
- Его похитили вы…
Стоя на коленях перед гномом и, склоняясь к его груди в жутко неудобной позе, Линдир похолодел до кончиков ногтей. Что этот, Мелькор его дери, гость себе позволяет! Эльф краем уха слышал, что у гномов не так уж много женщин. Но еще никогда эта второстепенная и далекая проблема не вставала перед ним настолько остро и злободневно.
Помирающий от беззвучного смеха за спиной эльфа, Кили показал брату два больших пальца и пулей залетел в комнату вслед за многострадальным пуфиком. Хохот, грянувший из гостевых покоев, несколько привел Линдира в чувство, и он поспешил ретироваться с поля боя, спасая остатки своей мужской чести и унося на руках смертельно раненное достоинство.
Фили самодовольно хмыкнул и выпустил из заточения красную от смущения Ори и хрюкающего Бомбура. Девушка удостоилась от шутника дружелюбного тычка в бок и добродушного совета:
- Смотри и учись, как нужно управляться с эльфами!
Промычав что-то невнятное в ответ, гномка поспешила вернуться в отведенные им покои и с облегчением сгрузила тарелки на первый подвернувшийся стол. Торин и Балин тактично самоустранились от всеобщего безумства, знай себе, покуривали трубочки на балконе. Командовал парадом Бофур. Он уже успел разделать половину пуфика и, весело напевая что-то под нос, раскладывал деревянные детали мебели в красивый костер по фэн-шую. Сверху на доски, гном в ушанке предусмотрительно высыпал мягкую набивку, чтобы огонь лучше занялся. Предоставив старшему брату, разбираться с огрызком табуретки самостоятельно, Бофур с лихим свистом эффектным движением ударил кремнем по огниву, и спустя несколько минут вокруг костра толпились гномы с сосиками, нанизанными на длинные походные вилки.
Получившая порцию из рук Нори, девушка скромно сидела на своей ступеньке и с удовольствием поглощала любимую еду. Каким образом заработано это пиршество, гномка старалась не думать. И все же каждый раз, натыкаясь взглядом на шушукающихся в уголке братьев, девушка искренне жалела бедолагу эльфа, по случайности вставшего между гномами и сытным ужином. С лиц Фили и Кили не сходили счастливые ухмылки, и братья так и стреляли глазами по всей комнате. Меланхолично дожевывая последнюю сосиску, Ори с тревогой отметила про себя, что племянники Торина явно что-то задумали. И всем своим существом возжелала, чтобы очередное приключение обошло ее стороной.

После прогулки под луной и чтения древних рун, Бильбо почувствовал, что проголодался. В спокойной обстановке его аппетит вернулся на круги своя, и хоббиту захотелось устроить себе второй ужин. Поотстав от обсуждающих состоявшийся совет спутников, полурослик заглянул в обеденную залу и застал там несколько пирующих эльфов. На трогательный вопрос, а не осталось ли чего покушать, дружелюбные создания собрали хоббиту огромный поднос с едой. Поэтому, когда нагруженный до предела и пару раз заблудившийся Бильбо, наконец, добрался до комнаты, его встретил теплый радушный прием и порция сосисок в дополнение к вегетарианскому меню. Счастливый полурослик собрался было начать с миски овощного супа и уже сделал шаг к огню, чтобы подогреть его, но в его скромные планы вмешалась судьба в виде двух неугомонных братьев. Кили выхватил тарелку из рук хоббита и, протанцевав с ней по комнате, передал брату. Фили в свою очередь ловко увернувшись от раздосадованного Бильбо, облетел вокруг костра и картинно споткнувшись о ногу монументального Двалина отрепетированным движением надел миску на голову Ори.
Бедная девушка немедленно вскочила на ноги и отчаянно взвыла:
- Какого гоблина вы творите!!!
Под грозным взглядом дяди, Фили изобразил максимально искреннее раскаяние:
- Прости, пожалуйста Ори! Мы больше не будем дурачиться, правда, Кили?
Братья перемигнулись, и младший с не внушающим доверия энтузиазмом подтвердил:
- Мы больше не будем!
Поднявшийся было Дори, поймал выразительный предостерегающий взгляд брата и неохотно опустился на место. Действительно, Ори больше не его любимая маленькая сестренка, а молодой гном, которому предстоит выживать в этом отряде самостоятельно.
Придирчиво изучив фальшивое раскаяние на лицах виновников своего положения, девушка только вздохнула и поплелась к выходу в надежде, что у хозяев найдется удобный спуск к реке или еще какое место для купания. Проводив гордую спину гномки внимательным взглядом, Бофур наклонился к Нори и едва слышно прошептал:
- Она у тебя - молодец! Держится. Чувствуется порода!
Нори незаметно улыбнулся и взглядом поблагодарил друга за комплимент.

Ори обреченно брела по коридору, снимая с волос и одежды листья салата. Поскольку вокруг царила безупречная чистота, девушка даже не решалась бросить злополучную зелень на пол. И как назло в пределах видимости не наблюдалось ни души. Гномка уже было повернула назад, как вдруг услышала нежные переливы арфы. Разумно рассудив, что терять ей уже нечего, Ори, толкнула дверь, из-под которой лилась красивая музыка и сощурилась, привыкая к полумраку.
- Добрый вечер, – темноволосая эльфийка поднялась навстречу неожиданной гостье и вежливо представилась.
- Меня зовут Эламир, я могу вам чем-то помочь?
Взгляд эльфийки скользнул по укропу и редису, торчащим из прически ночной посетительницы, и спустился ниже на плечи, где словно погоны, вольготно раскинулись морковные звездочки. Брови Эламир слегка приподнялись, но природный такт и воспитание не позволили опуститься до грубого замечания о внешности.
Ори радостно улыбнулась, совсем позабыв и о своей экзотической наружности, и о листьях салата, судорожно зажатых в руке:
- Да-да, я буду вам бесконечно благодарн… благодарен за помощь! – от волнения девушка чуть не забыла, что для окружающих она должна выглядеть мужчиной.
Из соседней комнаты послышался недовольный голос:
- Эламир, кто там у тебя? Ты отвлекла меня от такой чудесной рифмы!
Не успела эльфийка ответить на риторический вопрос, как в дверном проеме возник Линдир собственной персоной. Увидев, с кем беседует его благоверная, эльф примерз к полу и с суеверным ужасом вытаращил глаза на кошмарное видение. В дверях его покоев совершенно определенно стоял гном. Не тот, что вынудил пить валерьянку полчаса назад, но тоже гном. И не могло быть никаких сомнений в том, что намерения у этого существа самые гнусные. В глазах у Линдира потемнело, и он воочию увидел разбитую арфу, из струн которой предприимчивые гномы налаживают тетиву, его любимую диадему, нацепленную на чучело варга и женщин-гномов, активно увивающихся за его невестой. Косяк выскользнул из ослабевших пальцев, и несчастный страдалец рухнул в глубокий обморок.
Если даже Эламир и удивилась поведению своего возлюбленного, то безупречное воспитание не позволило ей дать понять незнакомому человеку о переживаемых эмоциях. Догадывавшаяся о причинах подобной реакции, Ори тем более решила не заострять внимание на случившемся инциденте и вежливо переждав, пока эльфийка пристроит своего поэта в другой комнате, гномка смущенно поинтересовалась:
- Вы не могли бы проводить меня до купальни?..
Невозмутимое лицо Эламир просветлело, поскольку одной загадкой в ее жизни стало меньше. Тепло улыбнувшись маленькому неряхе, девушка покинула комнату и, сделав приглашающий жест, двинулась вперед по галерее.

Поблагодарив отзывчивую эльфийку за помощь, Ори с наслаждением избавилась от грязной одежды и залезла в горячий источник. Бассейн с теплой водой был рассчитан на человеческий рост, поэтому гномке пришлось держаться за мозаичный бордюр, чтобы не пойти ко дну. Пару раз нырнув, девушка наконец-то окончательно избавилась от овощного супа на лице и волосах. Оставалась еще одежда, недолго думая, Ори стащила наиболее пострадавшую куртку в воду и натерла ее подвернувшимся под руку лавандовым мылом. Пока верхняя одежда сушилась на берегу, гномка успела вымыть голову и вылезти из источника, закутавшись в полотенце, заботливо поджидавшее ее на бортике бассейна. Заворачиваясь в махровую ткань, Ори услышала какое-то странное шуршание за своей спиной и резко обернулась. Источник был закрыт с трех сторон, с четвертой же - в стене была пробита огромная арка, чтобы можно было любоваться на долину, нежась в теплой воде. От арки к ближайшим постройкам шла дорожка, вымощенная белым камнем, вокруг которой в изобилии росли пышные кусты, закрывающие купальню от досужих посторонних глаз. Однако, гномка была совсем не уверена, что зеленые насаждения соответствовали своему предназначению. По крайней мере, в ее случае. Девушка могла поклясться, что слышала чей-то сдавленный шепот и звук удара. Спешно натягивая под полотенцем беззаботно брошенную одежду, Ори проклинала свою самонадеянность и старательно вглядывалась в сумрачную ночь.
В это самое время чуть выше по склону надежно укрытые от самых зорких глаз кустами две темные фигуры незаметно скользнули вдоль дорожки, возвращаясь в замок.

5 глава

Несмотря на ночную гулянку, гномы поднялись рано вместе с первыми птицами и быстро собрались в дорогу. Серыми тенями проскользнув по мирно спящему эльфийскому городу, отряд путешественников к великому облегчению их предводителя беспрепятственно покинул мирную обитель. Рассвет гномы встретили на широкой горной тропинке примерно за лигу от Ривенделла. Невыспавшийся, но довольный пирушкой Бофур что-то тихо напевал себе под нос, остальные передвигали ноги молча. Осовелые и помятые лица отряда говорили сами за себя. Ночка удалась на славу. Даже хоббит устало позевывал и с трудом поспевал за гномами.
Помимо легкого физического недомогания Ори одолевали нехорошие предчувствия по поводу ночного купания. Девушка старалась держаться тише воды, ниже травы и внимательно наблюдала за своими спутниками. Гномы вели себя как обычно, никто не тыкал в нее пальцем и не хмурился при виде ее робкой улыбки. Ори уже совсем было убедила себя, что вчерашние звуки ей просто показались, как постепенно начали сбываться ее самые худшие опасения.
Широкая горная дорога постепенно превратилась в узенькую тропинку, лепившуюся к неприступным высоким скалам. Отряду пришлось перестроиться, и гномы продолжили путь по одному, стараясь не задерживаться на месте и не выпускать из виду идущего впереди. Осторожно ступающая по тропе Ори не обратила внимания, что оказалась в окружении племянников Торина. И зря. Эреборские наследники никак не могли стерпеть полнейшего равнодушия к собственным персонам, поэтому, обменявшись многозначительными взглядами, братья приступили к делу.
Первым начал игру впереди идущий Фили:
- Ори, не отставай, плетешься как девчонка…
Светловолосый гном надменно отвернулся и ускорил шаги. От такого сравнения девушка нервно вскинулась и по удаляющейся спине Фили попыталась понять, что он имел в виду, попрекая ее таким образом.
Увы, широкая спина так и осталась непроницаемой, а вот сомнения в гномке взыграли с новой силой. Непривыкшая к дальним пешим переходам, Ори с трудом догнала Фили и дала себе зарок не отставать, во что бы то ни стало. За следующим поворотом, процессия замедлилась и вскоре остановилась совсем. На тропе впереди лежал огромный камень, и гномам требовалось время, чтобы его расщепить и сбросить в пропасть. Пока самые сильные и умелые занимались неожиданно возникшей проблемой, девушка присела на землю и вытянула усталые ноги, преисполненная благодарности за эту минутную передышку. Рядом с ней опустился на каменную тропу Кили и с деланной скукой вгляделся в лицо гномки:
- Какой-то ты красивый для настоящего гнома, Ори…
Снисходительный тон темноволосого племянника Торина заставил девушку покраснеть до кончиков ушей. Юная путешественница даже не знала, что ее смутило больше: сам факт, что ее кто-то мог назвать красивой или то, что ее фактически назвали ненастоящим гномом. Стараясь быстрее замять тему, девушка обиженно буркнула:
- На себя посмотри…
Кили кокетливо подмигнул собеседнице и расплылся в широкой улыбке:
- Значит, ты считаешь меня красивым, да?
От неожиданности Ори прошиб холодный пот. И как только эти черти умудряются придать извращенный смысл, казалось бы, совершенно невинным фразам? На этот раз от продолжения провокационного разговора девушку спас тот самый злополучный камень. Последние его осколки очень вовремя были сброшены в пропасть, и отряд возобновил свой путь дальше по дороге.

Солнце приближалось к зениту, и порядком подуставшие гномы с радостью расположились на широкой каменной площадке, образованной перекрестком двух горных троп. Наученная горьким опытом, Ори обосновалась между Дори и Нори, чтобы хоть немного отдохнуть от гложущих ее подозрений и коварных подначек молодых гномов. Не тут-то было. Старший брат, давно обративший внимание на неподдельный интерес, который проявляют наследники Дьюрина к его сестре, решил, что пора принимать превентивные меры. А именно поговорить по душам. Знай девушка о его намерениях, скорее всего сбежала бы прямо в объятья недавних мучителей. Потому что задушевные беседы в исполнении Дори не только навевали страшную тоску, но и оставляли после себя долгоиграющее послевкусие неловкости. Каждый такой разговор в жизни Ори был своего рода психологической травмой. Начиная от попыток брата объяснить различия между мужчиной и женщиной, длинных и путанных метафор про детей из капусты и заканчивая его уроками кулинарии и этикета, обязательными на его взгляд для каждой уважаемой гномки.
Таким образом, сложившаяся ситуация, по мнению Дори требовала немедленного вмешательства и самых строгих мер. Седой гном подождал, пока сестра закончит свой обед, и начал издалека:
- Ори, не кажется ли тебе, что поведение некоторых твоих спутников внушает опасения определенного рода?
С лету определивший, откуда дует ветер, Нори с трудом сохранил серьезность и поспешил спрятать улыбку в своей глубокой кружке эля. Ори же с интересом посмотрела на брата и доверчиво поинтересовалась:
- О чем это ты? Такие милые гномы…
Тут ее взгляд непреднамеренно уперся в Эреборских принцев и девушка слегка замялась. Памятуя о конспирации, Дори степенно огладил бороду и важно произнес:
- Это в тебе говорит великодушие, мой дорогой маленький друг. Поведение Торина, сына Трейна, внука Трора, конечно, не вызывает нареканий, но вот воспитание его молодых племянников оставляет желать лучшего…
В разговор неожиданно для себя самого вмешался Нори:
- Не передергивай, брат! Будто ты себя не помнишь в их-то годы.
Нори весело подмигнул сестре и запыхтел любимой трубкой. Раздосадованный Дори завелся с пол-оборота:
- Прекрасно помню, и я никогда не был таким оболтусом, как они или ты! И я не хочу, чтобы Ори брал с них пример! Ты слышишь Ори? Я запрещаю тебе дружить с этими невоспитанными и социально опасными гномами!
Девушка подумала, что была бы только рада последовать совету старшего брата, только вот на данный момент уже слишком поздно просто «перестать дружить» с ними. Вообще отношения с Фили и Кили больше всего напоминали Ори клубок шерсти, размотанный и запутанный играющей кошкой. Вроде бы и кончик нитки найти не трудно, но разобраться и тем более смотать обратно это безобразие практически не представляется возможным. Иногда гномке казалось, что братья решили сжить ее со свету, но чаще она склонялась к успокоительной мысли, что у них просто обостренное неутолимое чувство юмора.
Поскольку Дори терпеливо ждал ее реакции, девушка тяжело вздохнула и пообещала:
- Сделаю все, что в моих силах.
Абсолютно неудовлетворенный таким ответом, старший брат попытался было возразить, но, в этот момент Торин скомандовал подъем, и душераздирающую сцену пришлось отложить до следующего раза. Нори ободряюще подмигнул сестре и пропустил ее вперед себя, чтобы своим присутствием оградить девушку от ворчания разочарованного разговором Дори.

К вечеру усталые гномы добрались до небольшой долины среди скал. Из рыхлой горной породы бил холодный родник с освежающей водой. С благословения Эру в этой крохотной, затерянной долинке даже была небольшая рощица из кривых узловатых деревьев, изо всех сил цепляющихся за жизнь. Пока гномы под руководством Торина разбивали лагерь, Фили, Кили и Ори как самых зорких и молодых отправили за дровами для костра.
Еле живая от усталости девушка неохотно бродила между деревьями, собирая ветки. Больше всего на свете ей сейчас хотелось свернуться калачиком в своем спальном мешке и видеть прекрасные сны. Впервые за весь путь, гномке пришлось признать, что приключения местами бывают утомительно однообразны. Поднимая очередную ветку, Ори заметила какое-то движение справа от себя. Забыв об усталости, девушка быстро повернулась лицом к опасности и приготовилась бросить все собранные ветки в своего противника. В нескольких шагах от гномки, небрежно привалившись к дереву и пожевывая травинку, стоял Фили.
- А это всего лишь ты…
Ори с облегчением выдохнула и покрепче перехватила внушительную охапку веток для костра. Фили хмыкнул, выплюнул травинку и подошел поближе.
- Тебе помочь?
Оказавшись на расстоянии вытянутой руки, гном насторожился и повел носом:
- Ты… хм… очень вкусно пахнешь, – неожиданно признался Фили и подмигнул собеседнице:
- Лаванда, да?
Не успела побледневшая девушка и рта раскрыть, как из-за соседнего дерева выскочил Кили и безаппеляционно заявил:
- Ори считает меня красивым! Ты проиграл!
Девушка почувствовала, что ее лицо заливает румянец смущения, и попыталась было уклониться от назревшей дискуссии.
- Пора возвращаться, нас наверно, уже ищут…
Братья загадочно молчали и вкрадчиво улыбались. По очереди заглянув в хитрые глазищи племянников Торина, Ори в отчаянии поняла, что они все знают. Знают, мерзавцы! Сомневаться в том, кто сидел в Ривендельских кустах прошлой ночью больше не приходилось. Наверняка они задумали сыграть какую-то шутку с ее одеждой, обреченно подумала Ори, а в итоге ей удалось с успехом разыграть их в ответ. Пока гномка корила себя за бездарно проваленную легенду старших братьев, ситуация обострилась еще больше. Фили успел приобнять девушку с одной стороны, Кили - с другой. Ори готова была провалиться сквозь землю. Не сказать, чтобы ей было неприятно, что ее обнимали, но момент был явно неподходящим. Пока девушка лихорадочно раздумывала, как ей избавиться от неожиданного балласта и при этом не уронить с таким старанием собранные дрова, со стороны лагеря послышались шаги. В последний момент перед появлением внушительной фигуры из-за дерева, братья дружно расцепили объятья и отступили в разные стороны.
- Фили, Кили, Ори, - сердитый голос Торина громом прокатился по тихой рощице.
- Где вас гоблины так долго носят? Нам еще ужин готовить!
- Уже идем, дядя!
Наследники Дьюрина предусмотрительно подняли свои припрятанные до времени вязанки веток и послушно двинулись вслед за главой семьи. Каждый из них счел своим долгом обернуться и весело подмигнуть покорно плетущейся следом гномке.

Впрочем, в ближайшие дни девушке было совершенно не до возможного разоблачения, как и ее спутникам. Горные великаны и вынужденное знакомство с Королем гоблинов начисто затмили все проблемы частного характера. Тем более, что где-то по дороге компания лишилась своего взломщика. Признаться честно, после насыщенного впечатлениями и жуткими сюрпризами дня Ори уже и не надеялась когда-либо увидеть несчастного хоббита. Однако же вот он. Живое подтверждение тому, что чудеса случаются. Несмотря на битву каменных великанов, толпу беснующихся орков и подгорный лабиринт они все снова вместе. Волшебник появился в самый последний решающий момент. Впрочем, как и всегда. В любой истории маги помогают только в по-настоящему безвыходной ситуации. Пока Ори, тяжело дыша, опиралась на плечо брата и слушала краткий рассказ Бильбо, вокруг компании сгустились сумерки. И тут же с вершины горы, на склоне которой гномы, хоббит и волшебник так беспечно беседовали, раздался леденящий душу вой. Терпимость Ори к различным созданием флоры и фауны таяла на глазах. Уставшая сверх всякой возможной меры девушка обреченно побежала вслед за остальными вниз, к обрыву. Зловещий вой и яростное рычание звучали все ближе, а испуганная Ори никак не могла допрыгнуть до ветки. Несмотря на то, что за сегодняшний день она должна была выполнить норму страха на все десять лет вперед, липкий ужас от осознания надвигающейся смерти предательски сковал руки и ноги. Ори отчаянно скребла ногтями по коре ближайшей сосны и никак не могла сомкнуть дрожащие пальцы вокруг нижней ветки. И вот, когда девушке показалось, что свирепый варг дышит в затылок, навстречу ей протянулась рука.
- Ори, цепляйся за меня!
Спустившийся, чтобы помочь, Фили встревожено схватил гномку за руку и потянул на себя. С другой стороны метнулась вниз рука Кили и братья совместными усилиями втащили девушку наверх. И вовремя. Там где только что мелькнул ботинок взлетающей Ори, клацнули острые зубы варга. Племянники Торина помогли гномке забраться на самый верх сосны подальше от алчных прыжков гоблинских волков. Девушка тяжело перевела дух и с искренней благодарностью посмотрела на своих спасителей:
- Спасибо, что рисковали…
Задумчиво следивший за перемещениями противника, Фили отмахнулся:
- Ерунда…
А Кили только очаровательно улыбнулся и подмигнул:
- Сочтемся!
На небольшом свободном от деревьев островке земли показался огромный бледный орк на белом варге. Он подозрительно напоминал персонажа какой-то истории, что девушка слышала совсем недавно. И неудивительно, случайно брошенный взгляд на Торина, цеплявшегося за верхушку соседней сосны, воскресил перед глазами Ори ее собственный рисунок, и она вспомнила, где и от кого слышала ту самую злополучную историю. Дальнейшие события слились в одно бесконечное мгновение: горящие шишки, прыжки с дерева на дерево, падение последней сосны. Девушка из всех сил цеплялась за кренящееся дерево, но слабые непривычные к продолжительным нагрузкам руки разомкнулись и вот уже она держится за последнюю опору и надежду – ноги брата.
Потом головокружительное падение, и вот они с Дори уже врываются в ночное небо на спине огромного орла. Уверенный ритм движения крыльев благородной птицы заворожил изумленную происходящим гномку настолько, что она позабыла обо всем на свете, кроме бескрайнего горизонта и освежающего ветра, ласково перебирающего ее короткие волосы.
Небо на востоке посветлело, и живительный солнечный слет мягко окутал вершины гор. Новый день вступал в свои права, а с ним на Средиземье опускались новые заботы, и, конечно же, новые приключения.

Главы с 6 по 9 в комментариях. Продолжение следует)
запись создана: 20.02.2013 в 22:27

@темы: Фили, Фанфики, Торин, Ори, Нори, Кили, Дори, Гномы, Гет, Бофур, Бильбо

Комментарии
2013-02-21 в 00:17 

~Psyhea~
А вы знакомы с Тардис Мастера? (c) Amaris
6 глава (1940 слов)

2013-02-21 в 00:17 

~Psyhea~
А вы знакомы с Тардис Мастера? (c) Amaris
6 глава (1940 слов)

2013-02-21 в 00:18 

~Psyhea~
А вы знакомы с Тардис Мастера? (c) Amaris
6 глава (1940 слов)

2013-02-21 в 00:20 

~Psyhea~
А вы знакомы с Тардис Мастера? (c) Amaris
7 глава (1630 слов)

2013-02-21 в 00:20 

~Psyhea~
А вы знакомы с Тардис Мастера? (c) Amaris
7 глава (1630 слов)

2013-02-21 в 00:22 

~Psyhea~
А вы знакомы с Тардис Мастера? (c) Amaris
8 глава (1960 слов)

2013-02-21 в 00:22 

~Psyhea~
А вы знакомы с Тардис Мастера? (c) Amaris
8 глава (1960 слов)

2013-02-21 в 00:23 

~Psyhea~
А вы знакомы с Тардис Мастера? (c) Amaris
9 глава (1910 слов)

2013-02-21 в 00:23 

~Psyhea~
А вы знакомы с Тардис Мастера? (c) Amaris
9 глава (1910 слов)

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

2013-02-23 в 03:30 

SoMajestic
Не люблю траву по самые гланды
Пока дошла до пятой главы. Я люблю Вас, а особенно я люблю вашего Линдира!

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

The Hobbit

главная